24.09.2020

ALEX FROM MONTREAL PERSONAL BLOG

This blog belongs to a fully trilingual person and translator/interpreter Alexandre (Alex) Nikolaev.

Сворованный в первую неделю в Канаде (не мной) велосипед

Мужик с велосипедом и с велоприцепом для маленького ребёнка стоял перед красным огнём светофора на другой стороне улицы и махал мне рукой.

Я даже переспросил его жестом, указывая пальцем на себя, типа: «Ты это мне?»

« Тебе – тебе» , радостно, или так мне показалось, помахал он мне в ответ.

“ОК” сказал я сам себе, “видимо, спустя неделю пребывания в Виннипеге, нас уже успели заметить и ценят наше скромное общество”.

Я радостно пошагал ему навстречу, ведя велик в правой руке.

Когда наши груди встретились в равнении на улице Бродвей, он проворно схватил моего арендованного в гостинице железного и поджарого коня за руль.

This bike is stolen. « Этот велик украден» – тоном, не терпящим возражений,  (как будто кто и возникал),  заявил мужик. Белый, между прочим, то есть не индеец, не краснокожий. Говорил по-англосаксонски.  

Might be. Заявил я, твёрдо зная, что вор – не я. “Ну и хули?” – продолжил я втуне, ибо собеседник всё равно не понял бы, скажи я это вслух. Даже интересно, что будет дальше.

Дальше всё было весьма тривиально. Сбивчивое повествование о том, что это его велосипед, что его очень легко опознать, и ля-ля-ля и ля-ля-ля.

«Короче», сказал я ему. «Ты чё хошь? Чтобы я тебе его отдал? Продал? Я бы и рад, да не могу. Велик взят напрокат в Guest House Intrernational где мы остановились по прибытии из России». (так далеко в объяснения я не стал, впрочем, вдаваться).

«Обошёлся мне 5 долларов в час. Час почти вышел, потому еду сдавать хозяину. Можешь проследовать за мной, если так хочется».

 “Нет, я должен позвонить в полицию”.

“Зачем звонить? Вот она, полиция, в двух шагах”. Полицейский участок и в самом деле был близок.

Пошли туда. Скучающий полицейский выслушал внимательно сбивчивую речь претендента на сворованный внелосипед и мою. Чего-чего, а говорить на госязыках Канады мы умеем, иначе на кой бы припёрлись в неё? Инцидент был практически исперчен и полицейский спросил, вполне логично – а чё бы вам ребята, не направить свои колёса в этот самый отель, благо он в трёхстах метрах от околотка, да там и разобраться?

Мне это показалось вполне логичным, но эта гнида на велике спросила: а почему вы не устанавливаете личность ездюка предположительно сворованного велосипеда? Как бы не хотелось копу возиться с бумажками – вынужден болезный был это сделать и записал подобие анкеты – когда прибыли, зачем и прочее, что ему было изложено по пунктам.

Когда полицейский, наконец, отпустил нас троих – в коляске терпеливо сидела примерно четырёхлетняя дочь велосипедиста, я был с самим велосипедистом очень сдержан и совсем неразговорчив – только показал ему жестом дорогу.


Мужик просидел во дворе Гестхауса часа четыре в ожидании прихода хозяина и я демонстративно не общался с ним. Мне это надо?  

Я не знаю, на чём они там порешили с владельцем нашего отеля, скорее всего последний просто сказал, что купил велосипед с рук, что вполне могло быть правдой, да и отдал его претенденту.

Мне он вернул 10 долларов – то есть в два раза больше, чем я наездил, и я остался доволен. Потом, когда я здесь, в Канаде обжился, я подумал, что можно было бы хозяина гостиницы потянуть в суд и нехилую сумму отсудить за моральный ущерб, за шок вновьприбывшего, чёрта  в ступе, но …. когда ты всего неделю на другом конце света, об этом не думаешь, другие мысли копошатся в башке. Не до сук.

%d bloggers like this: