ALEX FROM MONTREAL PERSONAL BLOG

Nathalie. Gilbert Bécaud. 1964.

 

В самом начале моей студенческой бытности, то есть в 1973 году, примерно в октябре-декабре, в этом радиусе, я впервые услышал песню “Натали” Жильбера Беко. Она была записана на бобине магнитной ленты, в конце какого-то фонетического курса, а мы тогда очень серьёзно долбили фонетику под чутким руководством нашей преподавательницы покойной с 1999 года Натальей Николаевной Мельниковой. Натурально, между собой мы её стали звать «Натали». А Миша Резников, впоследствии известный по именем Микаэла Ханьяна, даже сочинил про неё песенку на французском со словами:

Nathalie, Nathalie

Elle viens chaque jour

Nathalie, Nathalie

Elle est gaie toujours.

Что в переводе значило – она приходит (в институт) каждый день и всегда весела. Само собой, никто из нас не придавал иного значения глаголу venir, разбиравшемуся мной в посте про песню Сержа Генсбура и прилагательному gai, которое дало английское gay.

Наталья Мельникова была ненамного нас старше, может лет на пять, если считать сразу после окончания института. Она умерла от рака, когда я уже был в Канаде.

Мы с другом Серёжей, живущим сейчас в 20 минутах езды от меня, приходили в лингафонный кабинет даже и после занятий, отсидев, бывало и четыре «пары» кряду. Французский язык так и остаётся и по сей день, почти полвека спустя, нашей любовью, к счастью, разделенной, как мне кажется. Богатству этого замечательного языка я не перестаю радоваться чуть ли не каждую минуту и благодарю судьбу за то, что он окружает меня целый день.

Качество звука на здоровых таких магнитофонах весом в полцентнера было очень высоким. Всё писалось на скорости 19 см в секунду. Для прослушивания нам выдавались копии, а оригиналы хранились в кабинете, где работали в штате три сотрудника. Оригиналы стояли на манер книг, в шкафах с дверцами, куда помещали фотографические ванночки с водой для того, чтобы «свемовская» или «шосткинская» плёнка не пересыхала и не рвалась потом.

Слова этой песенки, впрочем, были настолько незатейливы, что даже той пары месяцев, что мы провели за столами пединститута, хватило, чтобы понимать всё.

Для начала сделаю перевод текста. Простой, слово в слово, так сказать.

La place rouge était vide
Devant moi marchait Nathalie
Elle avait un joli nom, mon guide
Nathalie
La place rouge était blanche
La neige faisait un tapis
Et je suivais par ce froid dimanche
Nathalie 
Elle parlait en phrases sobres
De la révolution d’octobre
Je pensais déjà
Qu’après le tombeau de Lénine
On irait au café Pouchkine
Boire un chocolat
La place rouge était vide
Je lui pris son bras elle a souri
Elle avait des cheveux blonds mon guide
Nathalie, Nathalie
Dans sa chambre à l’université
Une bande d’étudiants
L’attendait impatiemment
Оn a ri on a beaucoup parlé
Ils voulaient tout savoir
Nathalie traduisait
Moscou les plaines d’Ukraine
Et les Champs-Élysées
On a tout mélangé et on a chanté
Et puis ils ont débouché
En riant à l’avance
Du champagne de France et on a dansé 
Et quand la chambre fut vide
Tous les amis étais partis Je suis resté
seul avec mon guide
Nathalie
Plus question de phrases sobres
Ni de révolution d’octobre
On n’en était plus là
Fini le tombeau de Lénine
Le chocolat de chez Pouchkine
C’était loin déjà
Que ma vie semble vide
Mais je sais qu’un jour à Paris
C’est moi qui lui servirai de guide
Nathalie Nathalie  
Красная площадь была пуста
Передо мной шла Натали
У моего гида было красивое имя – Натали
Красная площадь была бела
Снег на ней лежал ковром
В то холодное воскресенье
Я шёл за Натали
Она рассказывала фразами-штампами
Про октябрьскую революцию
Я же мечтал о том,
Как, посетив мавзолей Ленина
Мы пойдем в кафе «Пушкин»
Пить какао
Красная площадь была пуста
Я взял ее за руку, она улыбнулась
У моего гида были русые волосы
Натали, Натали…
В комнате общежития
Группа студентов
Ждала её с нетерпением
Мы смеялись, много говорили
Они хотели все знать
Натали переводила
Москва, украинские степи
И Елисейские поля
Все смешалось, и мы пели
А потом они откупорили
Смеясь в предвкушении
Французское шампанское
И мы танцевали.
А когда комната опустела
И все друзья ушли
Я остался наедине с моим гидом
Натали
Не было больше заученных фраз
Про октябрьскую революцию
Нам было не до этого
Забыт и мавзолей Ленина
И кафе «Пушкин»
Все это было так далеко
Ах, какой пустой кажется мне жизнь
Но я знаю, что когда-нибудь
Я буду твоим гидом по Парижу Натали, Натали  
Ужасно неудобно делать таблицы в этом редакторе, проще вставить картинку с таблицей.

Переводов этой песни, конечно, в сети великое множество, есть и хорошие.

Когда я впервые десять лет назад соорудил пост про эту песню, то в комментарии некто Сергеев решил похвастаться своим поэтическим даром, где предложил свой эквиритмический перевод. В целом нормальный, но там были строчки типа: «Комната была пустынна, прядь волос твоих невинна». Естественно, как честный и просто грамотный человек я заметил, что прядь волос не может быть невинной. Чувак не ответил, видимо был уязвлён в своей гордости поэта-переводчика. Оказалось, что к тому же он какая-то крупная шишка, живущая, по всему видать, на родине Мольера и отвечающая за незыблемость российско-французских пожухших в последнее время связей. До чего мне, конечно, дела нет. Очень многие, эмигрировав или переехав, начинают мнить себя великими профессорами в языке страны приёма, при этом не зная, как следует русского. Бог с ними, обиженными.

Несколько моментов, касающихся перевода и реалий. Все без исключения переводят un chocolat как «горячий шоколад». Что, конечно же, есть калька с английского hot chocolate. На самом деле никто в 1964 году в России так про этот напиток не говорил, и имелось в виду какао. Кафе «Пушкин» появилось в Москве спустя 35 лет, в 1999 году, оно было основано французом по папе и русским по маме Андреем Деллосом (Andrei Dellos). Он выбрал название для кафе не без влияния этой культовой для французов песни на стихи Пьера Деланоэ (Pierre Delanoë). Пьер был страшно плодовитым стихоплётом, и точное число его творений не поддаётся подсчёту. Говорят, что он написал более 5000 песен и стишков, среди которых множество хитов, ничего не говорящих людям, которые не знают французского. Благодаря сладкоголосому внуку Шмиля Дассина (1887—1949), парикмахера из Одессы, (откуда и фамилия, записанная чиновником на слух при эмиграции дедушки в Америку), ширнармассы России очень хорошо знакомы с такими песнями Джо Дассена, как «Бабье лето» (L’Été indien) и «Елисейские поля» (Les Champs-Élysées), написанными Деланоэ. Сам текстовик, отдавший богу душу в 2006 году в возрасте 88 лет, в России не был ни разу, но не раз говорил, что любит русскую культуру и кухню и прибавлял, что ненавидит коммунизм. Внимательный читатель моего поста сразу бы раскусил, что автор слов песни совсем не знает обстановки того времени, не будем говорить о том, что все гиды обязаны были в конце дня отчитываться о контактах с иностранцами перед своими «искусствоведами в штатском», и никто и никогда француза бы не пустил в общагу пусть даже и Мориса Тореза или МГИМО. Но фиг с ним с везде ссущим КГБ. Если студенты, представим всё-таки, что француза до них допустили, что-то и пили, то это могло быть только «Советское шампанское». Кто бы что мне ни говорил, я совершенно точно знаю, что по качеству эта шипучка ничуть не уступает  всяким там моетам с шандонами, вдовушке Клико и прочим дон периньонам. Я слышал это мнение не раз именно от французов, которые начали понаезжать в Петрозаводск ещё с 1970х, когда столица Карелии породнилась с Ла Рошелью, французским городом, давшим большой толчок развитию народоселения провинции, где сейчас я долбаю эти строчки. Об этом я писал в материале о королевских дочках. Но это – другая тема. Вернёмся к поэту.

Вначале он накарябал несколько строчек про рыжую русскую девушку, которую звали Наташей. В неё по сюжету влюбляется турист из Франции. Жильбер Беко тогда поэта обсмеял и заявил, что это чушь. Ну какой француз в здравом уме влюбится в рыжую русскую? Гибкий Пьер тут же выдал другие строчки: «La place Rouge était vide, devant moi marchait Nathalie. Il avait un joli nom mon guide, Nathalie.» Тут уже ухо «Господина 100 000 вольт», так звали певца французы, насторожилось. Он услышал в этих строках что-то эдакое с изподвывертом и попросил поэта продолжить. Натусю перекрасили в блондинку и родился если не шедевр, то в масштабе франкофонии, явление близкое к нему.

Любопытен и такой факт. Когда я ещё работал, то имел привычку, выполняя несложные манипуляции с приборами мобильной связи, слушать передачу «Большие головы» с ведущим Филиппом Буваром. 15 января 2010 года, в передаче с участием Сальваторе Адамо, слушательница, мадмуазель Ланви (Желание), примерно на 45 минуте задала такой вопрос: “По какой причине песня Жильбера Беко “Натали” в самом начале была плохо принята в Восточной Германии? И вот, чего я никогда не знал, и, даю голову на отсечение, мало кто знал вообще, до того, как эта песня была представлена русской публике во время гастролей в СССР, Беко привёз её в Восточный Берлин, который только что был отгорожен от Западного стеночкой такой нехилой. Филипп Бувар тогда всё время намекал, а передача построена так, что приглашённые отвечают на вопросы слушателя, что перед собственно пением Жильбера выступил то ли сам певец, то ли ещё кто, и в этом предисловии было что-то такое, что задевало чувства восточногерманской публики. Филипп, оказывается, был в турне вместе с ним, и эту бедную, никогда не существовавшую русскую девушку, выдуманную стихотворцем Жильбера и многих других певцов Пьером Деланоэ, вместе с кафе “Пушкин” и по имени Натали, представили не как гида, а как АМЕРИКАНСКУЮ ШПИОНКУ! 

К сожалению, Бувар скомкал разговор и перешёл к другому вопросу. Из его рассказа совершенно неясно, сам ли Беко представлял песню, или кто-то это делал за него. Я попытался провести поиск в Интернете на этот предмет – ни одного упоминания об этом инциденте ни на русском, ни на французском. Так что дело тёмное.

Большей глупости, на мой взгляд, придумать вообще трудно. Агент КГБ, это ещё куда ни шло, но чтобы гид работала на Америку, это из области даже не фантастики, а горячечного бреда.

Ну да ладно, боюсь, что слишком много я уже написал про столь пустой по сути, текст и про стоящие за ним образы, что вас всех утомил.

Но попрошу ещё толику вашего внимания, станичники. Дело в том, что вдохновлённый, видать, успехом песни, ну и не без желания срубить сладенькой капустки, Жильбер наш Беко решил соорудить сиквел песни «Натали». Вполне предсказуемо, он назвался «Дочь Натали».

La Fille De Nathalie.
Texte de Gilbert Bécaud
À Leningrad, l’hiver n’en finit pas
Et nos glissades le long de la Neva
Nous font oublier le froid
Est-ce qu’un jour tu reviendras?
À Leningrad, je vis avec maman
Des camarades me sortent de temps en temps
Au musée, au restaurant Je viens d’avoir 19 ans
À Novgorod, j’entre à la faculté
Au mois d’Octobre, petite mère est effrayée
Mais vous serez fier de moi
Quand j’aurai fini mon droit
Avec maman, quand le cœur est au gris
Дочь Натали. Слова Жильбера Беко.
В Ленинграде нескончаема зима
Но мы скользим вдоль Невы
И забываем о холоде
Вернёшься ли ты однажды?
В Ленинграде я живу с мамой
Выхожу иногда с друзьями
В музей или ресторан
Мне только что минуло 19
Я поступила в новгородский институт
В октябре, мама в ужасе
Но вы будете мной гордиться
Когда я получу диплом юриста
Когда на сердце с мамой у нас грустно
Après le dîner,
on se passe “Nathalie”
Ça la fait un peu pleurer
Et moi ça me fait danser
Rappelle-toi
la place était vide
Et dans ce temps-là,
maman était guide
Pouchkine elle en parle
tout le temps
C’était son bon temps Je voudrais
bien aller à Paris
Voir les magasins et les rues la nuit
Mais pour avoir un passe port
Crois-moi c’est du sport
Мы ставим, поужинав,
пластинку с «Натали»
Она плачет от этой песни
А мне хочется танцевать.
Ты помнишь: Красная
Площадь была пуста,
Мама тогда работала гидом
Кафе «Пушкин»
она всё время вспоминает
Как ей было хорошо тогда!
Я хотела бы поехать в Париж
Посмотреть на магазины и ночные улицы
Но получить паспорт
Поверь мне – это настоящий спорт
À Leningrad, les longues nuits de juin
On se régale de rock américain
On chante aussi tes succès
En français et en anglais
Envoie-nous des cartes postales
De la Tour Eiffel, du Château de Versailles
Et une diapo couleurs
De mes petites sœurs
В Ленинграде, длинными июньскими ночами
Мы балдеем от американского рока
Поём и твои топовые вещи
Как по-французски,
так и по-английски.
Пошли мне открыток
С башней Эйфеля, с Версальским замком.
И цветные слайды Моих сестёр
Moi je t’envoie
une photo de moi
Ma jupe est trop longue
Mais ici c’est comme ça
Est-ce que je ressemble à maman Il y a 19 ans?
À Leningrad, tout le monde t’attend
À Leningrad, c’est bientôt le printemps
Si tu revenais avec lui
Elle serait contente Nathalie.
Я посылаю тебе своё
Юбка моя на нём слишком длинна
Но так носят у нас
Похожа ли я на мать
Когда ей было 19?
В Ленинграде скоро весна
В Ленинграде все ждут тебя
Если ты приедешь весной
Натали будет довольна….

Ну, тут у меня вообще слов нет. Одни звуки. Вот уже действительно, беда, коль сапоги начнёт тачать пирожник, а тексты песен писать певец голосом. Срифмовать паспорт со спортом, конечно, можно, только надо при этом вообще не чувствовать поэзию слов, что в полной мере всё-таки ощущал Деланое. Более того, в 1983-1984 году (можно посчитать, раз нашей деушке 19, а первая песня вышла в 1964), дочери мамы, залетевшей от туриста и имевшей глупость не сделать аборт, весьма доступный и бесплатный в СССР, получение заграничного паспорта не светило ни при каких обстоятельствах. Не говоря о том, что к папе во Францию в этот паспорт ей визу ни за что не поставили бы, да и папа, судя по всему, не горел бы желанием видеть русскую дочурку. Про длинную юбку ещё смешнее. Уже в начале 1970х девки в СССР щеголяли в мини-юбках на радость нам, спермой полным до краёв, как подполковник Воровьёв. Такой стишок написал кто-то из моих знакомых студентов про школьного преподавателя военного дела.  

Вполне ожидаемо, песня сдулась, в России о ней вообще никто не знает, а во Франции её едва заметили.  

И я было хотел вот тут остановиться, думая, что уж точно сказал всё, но вот бывает так, что во время поиска документации для поста смотришь и там и здесь. И надыбал я, станичники, интересный момент, касающийся песни, которой я посвятил столько букв. Момент тот в русскоязычном сегменте вообще никто не видел, я уверен, да и во франкоязычном тоже не шибко колдобились по этому поводу, как старик Ромуальдыч, понюхавший по весне свою портянку.  Во время Олимпийских игр в Сочи монреальским продюсером видеоигр Анн Гибо, работающей в знаменитой на весь мир компании Ubisoft был испущен музыкальный клип, который, как надеялись авторы «станет большой оплеухой гомофобной политике Путина». В ролике была представлена веселая группа геев, лесбиянок и натуралов, целующих друг друга в губы и танцующих в масках Путина под мелодию песни Натали, аранжированную в танцевальной версии. Люди, симпатизирующие благородному делу ЛГБТ, могли купить песню онлайн за 99 центов или заказать футболку с надписью Nathalie en Russie (Натали в России), с вручением покупателю торжественного заверения, что прибыль пойдет российским адвокатам, защищающих бедненьких угнетаемых в России по всем фронтам борцунов за права человека. Уже всё было улажено с компанией Universal, которая за сотку долларов выделила годовые права на песню для демонстрации клипа на  YouTube. Только вот впопыхах Universal забыл предупредить сына певца Гайю Беко (Gaya Bécaud), которого отец назначил своим «моральным наследником». Однако, как только Гайя пронюхал, с помощью своих квебекских друзей об этом деле и, что важнее, как только он посмотрел видеоклип, у продюсерши Гибо начались проблемы. Отпрыск Беко настучал в Universal, а фирма отправила официальное уведомление продюсеру Анн Гибо, чтобы она прекратила трансляцию песни. Поскольку контракт Анн был заключён по всем правилам, универсальной фирме пришлось дотошно искать придирку. И они её нашли, сославшись на то, что из новой версии был вырезан куплет, что нарушило целостность произведения. Поэтому Анна Гибо была вынуждена временно убрать песню Натали со своего сайта, но видео клип остался в сети. Я его вам покажу в конце поста, обещаю. Ну а сынок, Гайя Беко, хоть лично у меня совсем не вызывает тёплых чувств как не промах по части рубли капусты и режиссер рекламных роликов для фирм типа Guerlain,  я, в принципе, вполне согласен с его позицией против клипа Nathalie en Russie.

Он её пояснил, заявив, что образы, созданные Анн Гибо, ни в коей мере не соответствуют оригинальной песне, а эта оригинальная песня, известная во всем мире, никогда не ассоциировалась с политикой, как и всё, что делал отец Гайи. Жильбер Беко, по словам сына, не лез в политику и, тем более, съязвил сынок, не будет в неё встревать, лёжа в могиле. При этом, как и положено продукту политкорректной системы, Гайя не преминул упомянуть,  

что он ничего не имеет против геев и лесбиянок. А по-моему, вся проблема как раз в кадрах с ними. Но судите сами, что наворотила эта Гибо:

Sur la place rouge à levres humides, tu caresses mon cuir,

Potemkine Nathalie.

La cause en est aussi bien noble, que la révolution d’octobre, Nathalie.

Et si l’on nous intime de cacher notre idylle,

On s’embrassera sous un tas de ruines

Liubliu tieba Nathalie Nathalie Nathal’

Ja Liubliu tieba Nathalie Nathalie Nathal’ Ja

Mais tapies dès les premieres heures

Dans l’ombre nous tremblons de peur, Nathalie.

Qu’un commissaire politique

Ne brise notre union soviétique, Nathalie.

Par un sniper de Stalingrad, touchées en plein cœur, camarade Nathalie.

Nous tombons nues dans le Danube, pourchassées comme deux succubes, Nathalie.

Mais si l’on nous intime de cacher notre idylle, on s’embrassera sous un tas de ruines

Liubliu tieba Nathalie Nathalie Nathal’ Ja Liubliu tieba Nathalie Nathalie Nathal’ Ja


Перевод для смеха тоже даю. Поскольку текст песни ниже всякой критики, что там делают, например, Потёмкин и Дунай, то комментировать буду мало. Один раз.


На Красной площади мокрыми губами ты ласкаешь мою кожанку*, Потемкин, Натали.

Наше дело столь же благородно, как Октябрьская революция, Натали.

И если нас вынуждают скрывать нашу идиллию,

Мы будем целоваться под грудами развалин…

Liubliu tieba Nathalie Nathalie Nathal’Ja

Liubliu tieba Nathalie Nathal’ Ja

Мы прячемся с самого начала, с первых часов

В тени, где трепещем от страха, Натали.

Боясь, что политический комиссар

Рушит наш Советский Союз, Натали.

С помощью сталинградского снайпера

Выстрелом в сердце, камарад Натали.

Мы падаем голыми в Дунай, гоняемся, как два ведьмака, Натали.

Люблиу тиэба Натали Натали Натали Наталь’я

Люблиу тиэба Натали Натали Натали Наталь’я

*«Великая поэтесса» Анн Гибо (или кто там писал этот феерический текст, желая быть оригинальной, заменила ожидаемое в этом контексте слово peau – человеческая кожа, на cuir – кожной покров животного, из которого выделываются шкуры для обуви и одежды. Замена рассчитана на эпатаж публики, так как ласкать cuir, конечно, можно, но только если ты малось садо-мазо-фетишист. Да и то знатоки говорят, что латекс в таких случаях больше подходит.  

Leave a Reply

%d bloggers like this:
close-alt close collapse comment ellipsis expand gallery heart lock menu next pinned previous reply search share star