Как только изобрели фотографию, сразу полезли Крым отжимать!

В 1855 году фотоаппарат и лаборатория появляются на поле боя.
В марте 1854 года русские войска форсируют Дунай и захватывают болгарские провинции Оттоманской империи. Обеспокоенный продвижением войск царя Николая Второго (ошибка, царём тогда работал Коля Первый) Наполеон Третий уговаривает англичан вмешаться в драчку и соорудить общую экспедицию. 14 сентября 1854 года в Евпатории швартуются 600 кораблей, с которых высаживаются 75 000 десантников экспедиционного корпуса, идущих на помощь туркам.
Среди них – журналист “Таймс” У.Г. Рассел и фотограф Шарль Пап де Сотмари (ещё одна ошибка, на самом деле он был Кароль Сотмари (Carol Szathmari, по-венгерски Károly Szathmáry), но это не так уж важно. Фотографу удалось сделать фотографии военных, но клише бесследно пропадают.

 


Война затягивается, Севастополь, который франко-английские войска надеялись взять за месяц, обороняется, и полгода спустя крепость всё держится.
Половина экспедиционного корпуса страдает от дизентерии и холеры. Нужно ускорить прибытие подкрепления. Рассел мобилизует общественное мнение британцев. Флоренс Найтингейл спешит на помощь раненым вместе с 38 медсёстрами. Военные неудачи следуют одна за другой. Английское правительство уходит в отставку, французская армия меняет командующего генерала: Пелисье замещает Боске. 8 марта 1855 года, фотограф королевского двора Роджер Фентон, назначается военным светописцем и прибывает в Балаклаву, порт, занятый англичанами и французами.

Его сопровождают личный повар и ассистент, Маркус Спралинг. С собой фотограф привозит повозку виноторговца, преобразованную в лабораторию с мокрым коллодиодным процессом. В его распоряжении пять фотоаппаратов, набор объективов и 700 стеклянных пластинок. В течение четырёх месяцев он разъезжает по местам боёв.
Чтобы его пропустили, делает портреты и дарит пропускающим. Однажды крышу повозки сносит снарядом.

Фотограф работает в кошмарных условиях. Вода в сосудах для проявки такая горячая, что в неё руки не опустить. Коллоид быстро сохнет и трескается. Он заболевает и возвращается в июле в Англию. Королеву Викторию и принца Альберта он приветствует, не вставая с постели. Два месяца спустя Наполеон Третий приглашает фотографа в Сен-Клу с тем, чтобы тот показал ему фотографии. Его репортаж встречается с энтузиазмом и в Париже и Лондоне организуются выставки его работ. Самые интересные фотографии гравируются на дереве для “Иллюстрейтид Лондон Ньюс”. А война всё идёт. Другой фотограф, Джеймс Робертсон, прибывает на местность через несколько дней после взятия Малахова кургана, стоившего 20 000 жизней. Робертсон снимет захватывающие фотографии разрушенной крепости. Крымская кампания становится театром первого военного репортажа. Немного подслащённого, правда. Ни Фентон, ни Робертсон не снимали трупы и ужасные сцены, не желая смущать добрые викторианские нравы. Фентон, ещё больше подвершенный влиянию двора и War Office, чем Робертсон, был призван делать работу пропагандиста, а пропаганда, перед лицом враждебности, проявляемой частью прессы, заключалась в том, чтобы показывать “чистую” войну. В 1857 году Джеймс Робертсон становится официальным фотографом английских вооружённых сил. В том же году он едет в Индию, где происходит восстание сипаев. Там, в Лакнау, в 1858 году, будут сделаны первые фотографии мёртвых людей. Но понадобится ещё три года, когда во время Гражданской войны в США, фотографом Бреди с его командой будут сделаны, в 1861 году, неприукрашенные и неподцензурные первые в истории батальные фотографии.

Leave a Reply

%d bloggers like this: