Литературный переводчик О родстве переводчиков и актеров, важности знания русского языка и неприязни к сетевым переводам Фото предоставлено героиней материала Анне Блейз 48 лет. С 1993 года она профессионально занимается переводами с английского языка художественной литературы (проза, поэзия) и научно-популярной гуманитарного направления (литературоведение, мифология, эзотерика, религия, история, история искусств, этнография, культурология, психология).

В 2016 году Анна Блейз стала победителем Премии Норы Галь за лучший короткий перевод с английского на русский язык с рассказом Нила Геймана “Календарь сказок”. На счету переводчицы около 200 переведенных книг.

КАК ХОББИ СТАНОВИТСЯ ПРОФЕССИЕЙ

По словам нашей героини, литературным переводом она стала заниматься по чистой случайности, когда ей предложили это как работу: – Во-первых, мне было очень интересно попробовать, потому что я в достаточной мере знала язык. Во-вторых, еще раньше, чем я стала работать переводчиком, лет с семнадцати я просто для собственного удовольствия переводила с английского стихи Уильяма Батлера Йейтса и Эдгара Аллана По. Работа переводчика чем-то сродни актерской профессии. Мне очень интересен процесс – возможность примерять на себя других людей, влезать в их шкуру, говорить их голосом и создавать на русском языке какие-то эквиваленты того, что авторы делали раньше или делают сейчас на других языках. Надо сказать, этому предшествовала английская спецшкола, углубленное изучение английского для поступления в вуз и чтение множества книг на этом языке. Позже, для совершенствования литературного мастерства, Анна Блейз закончила в 2001 году Литературный институт им. Горького.

МЕХАНИЗМ ПЕРЕВОДА ПРОЗЫ

Как рассказывает Анна Блейз, для нее перевод – двухэтапный процесс. Подготовительная часть включает чтение переводимого художественного произведения. Если есть возможность, следует читать и другие книги этого же автора – чем больше, тем лучше, чтобы пропитаться его стилем, его взглядом на мир. Если русские переводы этого автора существуют, то их тоже желательно видеть, чтобы понимать, в каком ключе он уже известен у нас. – Непосредственно процесс перевода для меня выглядит так: берется фраза, и если смысл фразы не понят и не возникло ощущения стиля (то есть каким языком это написано), то дальше я не иду, – объясняет переводчица. – Перевод – это то, как мы извлекаем смысл и своими словами излагаем его на русском, как можно более близко к изначальной конструкции. Это не пословный перевод, не калька с английского, а попытка вникнуть в смысл, прожить его и выразить потом по-русски в той степени, в которой ты можешь.

ПОЭЗИЯ ДИКТУЕТ СВОЙ РИТМ

Совершенно другая методика применяется при переводе стихов. – Со стихотворным переводом нужно довольно долго жить, – рассказывает Анна Блейз. – Стихотворение должно звучать изнутри тебя, и в этом ритме потихоньку начинают выкристаллизовываться слова. С этого момента можно начинать искать синонимы, рифмы и т.д. То есть это некоторая стихия, которая живет внутри тебя и выкристаллизовывается во что-то. Одной из главных сложностей в работе переводчика наша собеседница называет “вопрос управляемости” этого процесса, который сродни писательскому вдохновению. Никогда не известно, сколько времени займет процесс. Перевод одного стихотворения может возникнуть за час, а для другого может потребоваться несколько лет.

ИЗДАТЕЛЬСТВА, РАБОТА, ЗАРПЛАТА

В тройку авторов, которых Анна Блейз переводит чаще всех прочих, входят помимо Уильяма Йейтса такие знаменитости современного фэнтези, как Нил Гейман и Филип Пулман. Книги в ее переводах выходят в основном в издательствах “АСТ” и “Энигма”, также переводчица выполняет разовые работы для “Эксмо” и “Азбуки”. По словам Анны Блейз, при выборе произведения для нее важны в порядке убывания две вещи: конкретная книга или конкретный автор, а затем – оплата. Рабочий день нашей собеседницы проходит дома, за компьютером. Из специализированных программ она использует только электронные словари. При работе с прозой, если не попадаются особо сложные моменты – скажем, непереводимая игра слов, – за восьмичасовой рабочий день можно перевести 10 – 15 тыс. знаков. В таком режиме перевод романа объемом в 12 авторских листов (один авторский лист равен 40 тыс. знаков с пробелами) занимает два-три месяца. Доход переводчика зависит от количества переведенного текста, поскольку этот труд оплачивается сдельно. Максимальная ставка за перевод художественной литературы сегодня – около 4,5 тыс. рублей за один авторский лист, а нижний порог – 3,5 тыс. рублей. Работая не на износ и не халтуря, переводчик может заработать в день 1,5 тыс. рублей, что за 20 рабочих дней в месяц составит 30 тыс. рублей. Поэтому неудивительно, что многие российские переводчики сегодня совмещают свою работу с другими видами деятельности, которые лучше оплачиваются, например с преподаванием или устным переводом. – Ставки за перевод сегодня совершенно непропорциональны вложенным усилиям. Это квалифицированный труд, который оплачивается, по факту, как низкоквалифицированный, – комментирует оплату труда в отрасли Анна Блейз. – Выход для переводчика – время от времени переводить что-то для журналов или специализированных изданий. Например, у меня есть опыт перевода для ветеринарного издания компании по производству кормов для животных Royal Canin. У них цены вдвое выше, чем в издательском бизнесе. Но для работы над специализированными статьями нужно знать профессиональную терминологию. Таким образом, можно найти баланс между неинтересным и выгодным – с одной стороны – и интересным, но невыгодным – с другой. Оставаясь в русле художественной литературы, прожить тоже можно, но это тяжело.

О ПРОФЕССИОНАЛАХ И НЕПРОФЕССИОНАЛАХ

На вопрос об авторитетах в профессии наша собеседница называет фамилии светил отечественного перевода – Норы Галь и Елены Суриц и уточняет: – Среди переводчиков и сегодня есть известные личности, но я не воспринимаю их ни как учителей, ни как соперников. Скорее как коллег, с которыми можно иногда обменяться опытом по профессиональным вопросам. Для меня всегда было важно выработать собственную методику: не научиться у кого-то, переняв готовое, а брать в разных источниках, в разных произведениях, порой случайно подсматривать отдельные приемы коллег, а что-то вырабатывать самой, чтобы собрать свою собственную модель. Иное, негативное отношение у Анны Блейз к непрофессиональным переводчикам, делающим любительские переводы и выкладывающим их в интернет: – Масса таких переводов, на мой взгляд, создает впечатление, что их низкое качество – это нормально. Любительский перевод отличается тем, что его авторы берут первые словарные значения, не дают себе труда выстраивать фразу интонационно, соблюдать порядок слов, принятый в русском языке, а не в языке первоисточника. Самое простое, что можно сделать с текстом, – это перевести его пословно. Так сделано большинство любительских переводов, и их авторы считают это точным переводом. Наша собеседница не разделяет точку зрения, согласно которой любительские переводы позволяют познакомиться с текстами, которые могут вообще не выйти в более приемлемом качестве или выйдут нескоро. Анна Блейз считает, что в таких случаях происходит знакомство не с произведением, а лишь с потугами не очень компетентных в переводческом деле людей, да и насчет точности содержания в этом случае нельзя быть уверенным.

O РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Наша собеседница далека от профессиональных организаций, таких как Союз переводчиков России. По ее словам, потребности в них она не испытывает. Вместе с тем Анна Блейз признает, что кому-то из ее коллег такое членство могло бы помочь: – Порой недобросовестные издатели не выплачивают вовремя деньги или не продлевают контракт перед публикацией нового тиража книги, в то время как права на перевод были проданы на оговоренный период. Такие ситуации случаются, и возможно, что какое-то объединение переводчиков в подобных случаях было бы полезно. Кроме того, в одиночку невозможно добиться повышения сегодняшних низких ставок оплаты труда переводчика. На прощание мы попросили у нашей собеседницы совет для тех, кто хочет стать мастером литературного перевода. Ответ оказался нетривиальным: – Я пришла к выводу, что переводчику нужно быть очень начитанным именно на русском языке, а не на языке оригинала. Кроме того, он должен хорошо владеть лексикой и стилистическим разнообразием русского языка. Дело в том, что тонкости языка оригинала с опытом нарабатываются почти автоматически – чем больше ты работаешь в этой области, тем обширнее твоя библиотека знаний об английском языке и английских текстах. А вот владение русским языком не берется из воздуха, его надо нарабатывать специально.

Источник: https://www.solidarnost.org/articles/literaturnyy-perevodchik.html
Центральная профсоюзная газета «Солидарность» ©

By montrealexblog

Baratineur est une trouvaille pour un espion

Leave a Reply