Кристина Килер, Джорджи Фэйм и ночная вечеринка “Фламинго” на Уордур-стрит

Как Джорджи Фэйм и “Фламинго на всю ночь” снесли правительство консерваторов!

В марте 1962 года, через месяц после того, как Билли Фьюри отверг их в качестве своей бэк-группы – по его мнению, они были “слишком джазовыми” – Джорджи Фэйм и Голубое пламя начали трехлетнее выступление в клубе “Фламинго”.

Это был пропахший потом, прокуренный, ночной клуб с алыми стенами в подвале на Уордур-стрит, 33-37, напротив Чайнатауна на Джеррард-стрит. Он был известен своими ночными вечеринками по выходным и оставался тогда открытым с полуночи до шести утра. Не очень известный факт, но “дело Профьюмо“, политический скандал, который привел к отставке Джона Профьюмо, военного министра, в октябре 1963 года, и в конечном итоге к падению правительства консерваторов год спустя, был полностью заслугой Джорджи Фэйм. Возможно, это небольшое преувеличение, но если бы он время от времени не нанимал музыканта Уилфреда “Сико” Гордона для игры в группе “Голубое пламя”, то политическая история Великобритании могла бы пойти совершенно другим путем.

Кристина Килер была постоянной посетительницей клуба All-Night в начале 1960-х годов. Она по-прежнему работала по вечерам в клубе-кабаре Мюррея на Бик-стрит и была там шоу-герл с 1958 года, когда ей было всего семнадцать лет. Кабаре, названное в честь его владельца Перси “Попса” Мюррея, существовало в Сохо с 1933 года. В те времена, чтобы не попасть под действие строгих законов о лицензировании, запрещавших пить после 11 вечера, клуб работал по системе “бутылочной вечеринки”, когда посетители давали короткую расписку, позволявшую им пить алкоголь, который они ранее “заказали”, но не оплатили. К концу 1950-х годов клубом управлял сын Перси Дэвид, личный друг светского остеопата и портретиста Стивена Уорда, и именно в “Мюррее” Уорд впервые познакомился с Кристин Килер.

Шоу-герлз, такие как Килер, давали по два представления за ночь, по сути, расхаживая топлесс, надевая лишь пару туфель на высоком каблуке, диадему и блестки. Им также платили за то, что они болтали с клиентами между представлениями, побуждая их покупать дорогое вино и шампанское, за что они получали комиссионные и чаевые. Клуб Мюррейс был первой постоянной работой Килер, и ее начальная зарплата в 8 долларов в неделю (175 долларов в 2015 году) была значительно больше, чем средняя зарплата женщины в те времена. Килер обычно заканчивала работу в “Мюррее” около трех часов ночи, а это означало, что после пробежки до южного конца Уордур-стрит у нее еще оставалось три часа на танцы во “Фламинго”. Когда весной 1962 года Джорджи Фэйм начала регулярно выступать в клубе, печально известный роман Килер с Джоном Профьюмо длился уже четыре месяца. Лишь год спустя скандал попал на первые полосы газет.

Килер в роли шоу-герл в клубе-кабаре Мюррея в 1960 году.

Джон Профьюмо и его жена бывшая актриса Валери Робсон в 1959 году

Килер и Профьюмо впервые встретились теплым летним вечером в июле предыдущего года, когда Джек Профьюмо и его жена Валери Хобсон были на званом ужине у лорда Астора в Cliveden House, итальянском особняке в Таплоу в нескольких милях от Мейденхеда. Стивен Уорд, живший в одном из коттеджей поместья, расположенном в миле вдоль Темзы, спросил, может ли он и несколько его друзей воспользоваться в тот вечер бассейном в саду, обнесенном стеной. Когда гости ужина услышали смех и плеск, некоторые спустились вниз, чтобы посмотреть, кто там. Джек Профьюмо, по роковой случайности, увидел, как обнаженная Кристин Килер вылезла из бассейна. В течение следующих нескольких месяцев военный министр закрутил роман с двадцатилетней шоу-герл. Однако она также спала с русским шпионом, помощником военно-морского атташе при советском посольстве. Эти параллельные романы в основном происходили в квартире Стивена Уорда на Уимпл Мьюз в Мэрилебоне, где теперь жила Кристина.

Коттедж на территории Кливеден, предоставленный Стивену Уорду лордом Астором.

Christine Keeler Flamingo Club

Капитан Евгений Иванов (умер в январе 1994 года) – советский военно-морской атташе при посольстве России в Лондоне в конце 1950-х годов. Он также занимался шпионажем и был замешан в “деле Профьюмо”.

Клуб “Фламинго” возник в 1952 году, после того как 21-летний продавец фильмов и пианист за 30 шиллингов в сутки Джеффри Крюгер поужинал в отеле Mapleton на Ковентри-стрит. Будучи большим поклонником джаза, Крюгер часто удивлялся, почему каждый джаз-клуб, который он посещал, всегда был таким захудалым. Позже он говорил: “Самым большим препятствием для развития джаза в этой стране было то, что он получил дурную славу. Он ассоциировался с грязными подвалами, выпивкой и людьми, которые не уважали себя”.  Крюгер начал разговаривать с Тони Харрисом, менеджером отеля в сто номеров, и ему показали подвал, который, по его мнению, идеально подходил для его идеи нового вида джаз-клуба. Jazz at the Mapleton открылся в августе 1952 года, и люди приходили послушать модернистский джаз таких музыкантов, как Ронни Скотт, Johnny Dankworth Seven и Kenny Grahams Afro-Cubists. Через несколько месяцев клуб сменил название в честь композиции Кенни Грэма “Фламинго”, и модернистский джаз-клуб “Фламинго” получил новое имя. Три или четыре года спустя “Фламинго” переехал на Уордур-стрит.

Однако в подвале отеля Mapleton (здание по-прежнему является отелем, но теперь называется Thistle Piccadilly) проводилась еще одна клубная ночь. Это была ночь напролет, которая началась в 1955 году, и, воспользовавшись временем, когда американская мода была в тренде, клуб назвал себя Club Americana. За десять шиллингов вы получали живой джаз и ужин из трех блюд – томатный суп, курицу с картошкой и мороженое. Ночным клубом управляли Рик и Джонни Ганнелл, и он привлекал чернокожих американских военнослужащих, которые всего через десять лет после окончания Второй мировой войны в большом количестве находились в Великобритании. Клуб также посещали члены растущей вест-индской общины. В 1958 году клуб “Американа” также переехал на Вардур-стрит, 33, а братья Ганнелл открыли пятничный и субботний “All-Nighter”, который работал в том же помещении и после закрытия полуночного джаз-клуба “Фламинго”.

Многих удивило, что Джефф Крюгер получил разрешение от главного констебля полицейского участка на Савиль Роу на проведение ночных мероприятий. Крюгер объяснил: “Я сказал ему, что если вы разрешите мне иметь лицензию на ночной клуб, то все дети, которые слоняются по Сохо в ранние часы, будут ходить туда, и вы будете знать, где они находятся. Вы можете разместить в клубе любое количество людей в штатском, но вы должны пообещать, что будете арестовывать людей только снаружи и никогда внутри. Там не будет алкоголя, и мы будем открыты до начала работы метро, чтобы дети могли вернуться домой”. Однако не только удобные поздние часы привели Кристин Килер во “Фламинго” на Уордур-стрит. Ей нравилась компания чернокожих солдат и мужчин из Вест-Индии, которые раньше ходили в клуб “Американа”, а теперь приходили в новый клуб “All-Nighter”. ‘Syco’ Гордон однажды вспоминал о своем пребывании во “Фламинго”: “Мы приходили туда, курили ганджу, принимали таблетки, и все эти красивые девушки были такими милыми. Мы заводили с ними дружбу и начинали танцевать. Белые и черные смешивались вместе. Как братья и сестры. Нам нравилось танцевать. У нас там никогда не было драк. Все сутенеры и гангстеры тусовались там, и мы хорошо проводили время. У них были все проститутки, вы знаете. Когда они заканчивали работу, они приходили туда и забирали черных парней. Им просто нравилось, как черные парни одевались, они платили нам, чтобы мы ходили с ними. Они приносили все свои деньги, когда заканчивали работу”.

Вэл Уилмер, писатель и фотограф, описал клуб на Уордур-стрит в начале шестидесятых: “Ночь напролет в “Фламинго” была довольно дикой. Там было сильное влияние черных, и, честно говоря, все было как в тумане. Они играли такие вещи, как Lord Kitcheners “Dr Kitch” через громкоговоритель, Декстер Гордон, Джин Аммондс и Джек Макдафф, а затем Ska и Bluebeat. Все старались. Это были стильные прически, красивые платья, юбки-карандаши и бледно-розовая помада. Как-то так”. Джорджи Фэйм однажды вспоминал: “Это было единственное место, где черные американские солдаты могли тусоваться, танцевать и отрываться по полной”. К полуночи, когда открывался клуб, большинство из них выходили из него. Они уезжали с базы поздно вечером, садились на поезд с бутылкой чего-нибудь, и к тому времени, когда они приходили в клуб, они уже были в кондиции”. Фэйм помнит и такой эпизод: “Кассиус Клей, как он тогда назывался, пришел сюда, когда впервые дрался с Генри Купером. Кассиус приезжал в город и спрашивал: “Где тусуются братья?”. Ему отвечали, что все они ходят во “Фламинго””.

1 января 1960 – В Лондоне – в субботу вечером: Вход в ” All-Nighter”.

Уордур-стрит ок. 1963 г.

Клуб “Фламинго”, открытый всю ночь на Уордур стрит.

Полиция проводит рейд в джаз-клубе “Фламинго” на Уордур-стрит, 1963 год.

Джорджи Фэйм

Джорджи Фэйм сфотографирован в подвале “Фламинго” в 1963 году

Фейм, урожденный Клайв Пауэлл, получил указание сменить имя, став частью коллектива Ларри Парнса (как и Билли Фьюри, Марти Уайлд и многие другие). Он часто использовал чернокожих музыкантов. Его трубач Эдди Торнтон был родом с Ямайки, как и случайный аккомпаниатор Уилфред “Сико” Гордон, приехавший в Лондон в 1948 году. Сико часто приводил в клуб “Фламинго” своего брата Алоизиуса “Лаки” Гордона, наркодилера и блюзового певца на досуге – “так он себя называл, во всяком случае”, – заметил однажды Килер. Он обычно был одет в черное: кожаную куртку, джемпер с горловиной и берет, и имел длинный список судимостей за мошенничество, нападение и взлом магазинов. Позже Килер описала Лаки (прозвище появилось после того, как его родители выиграли в лотерею в день его рождения) в своей автобиографии как “просто бандита, которого выгнали из британской армии за то, что он набросился на офицера, и у него были неприятности везде, куда бы он ни являлся”. Впервые Килер встретила его весной 1962 года, когда по просьбе Стивена Уорда купила немного травы в кафе El Rio в Ноттинг-Хилле. Она дала ему номер телефона квартиры Стивена Уорда на Уимпл Мьюз в надежде на будущие сделки с наркотиками, и они стали своего рода любовниками. Лаки был собственником, часто жестоким, и после того, как он был отвергнут Килер, она позже так испугалась его постоянных угроз, что купила пистолет марки “люгер”, чтобы защитить себя.

1946 ZIS 110 - Drive1960 Humber Super Snipe | Classic Driver Market
ЗИС и Хамбер

В июле того лета 1962 года, через год после того, как Кристин Килер встретилась с Джоном Профьюмо в Кливене, журнал Queen, принадлежавший Джосилин Стивенс и ориентированный в основном на более молодую часть британского истеблишмента, опубликовал колонку под названием: Как обычно, ее написал младший редактор журнала Робин Дуглас-Хоум. Он был племянником лорда Хоума, министра иностранных дел того времени (а позже премьер-министра), а также входил в круг общения принцессы Маргарет. Хоум, который всегда держал ухо востро, был очень хорошо осведомлен о любых светских сплетнях. В том месяце в колонке были на первый взгляд невинные слова: ‘вызвала MI5, потому что каждый раз, когда ЗИС с шофером подъезжал к ее парадной двери, от задней двери отъезжал Хамбер с шофером’. Это был не более чем обрывок предложения, совершенно непонятный и безобидный для большинства людей, но он вызвал шок в Уайтхолле и на Флит-стрит. Это был первый случай, когда угроза безопасности Профьюмо, военного министра, спавшего с той же женщиной, что и российский военно-морской атташе, стала достоянием гласности.

Страница из журнала Queen, из-за которой разгорелся скандал.

Тем временем Джорджи Фэйм и его группа работали по изнурительному, хотя и веселому, графику. Помимо частых выступлений в Klooks Kleek в отеле Railway в Вест-Хэмпстеде, Ricky Tick’s в Виндзоре и The Scene в Хэм-Ярде в течение недели, они часто играли за пределами Лондона в субботние вечера. Фэйм позже вспоминал: “Мы приезжали с выступления на американской военно-воздушной базе где-нибудь в Саффолке, забрасывали аппаратуру в вагон, ехали обратно в Лондон и возвращались к ночи, чтобы успеть выступить. Мы выступали в час ночи и в 4.30 утра. Парни открывали нам путь через толпу и помогали нести все это на сцену”. Поножовщина во “Фламинго” побудила руководство американских ВВС запретить военнослужащим посещать ночной клуб. Человека, у которого был нож во время поножовщины, случайно упомянутой Фэймом, звали Джонни Эджкомб. Это был 30-летний антигуанец, имевший в прошлом несколько судимостей, включая осуждение за жизнь на незаконные доходы (за что он получил шесть месяцев тюрьмы в 1959 году) и незаконное хранение наркотиков. Кристина познакомилась с ним летом 1962 года, примерно в то же время, когда была опубликована колонка сплетен в журнале Queen. Эджкомб, который любил, чтобы его называли Эджем, сказал ей, что знает Лаки и его репутацию опасного человека и готов предложить ей защиту. 27 октября, несмотря на вероятность столкнуться с Лаки, Килер и Эджкомб решили пойти на вечеринку во “Фламинго”. Как только они пришли, она увидела его: “Лаки был там, как обычно, курил и пил со своими дружками. В его глазах сквозило безумие”.

CHRISTINE KEELER – 1964 – by Hatami / КРИСТИНА КИЛЕР в 1964 году. Фотограф – Хатами

”Lucky” Gordon

Лаки бросился к ним, схватив стул в качестве оружия, а затем стал гоняться за Килер и Эджкомбом ро всему клубу. Кристине убежать и раствориться в толпе танцующих, но Лаки схватил Джонни, и они стояли друг против друга. Лаки внезапно бросился к выходу, но вышибалы остановили его у дверей. Эджкомб медленно подошел к пойманному Лаки и в мгновение ока выхватил нож. Позже Килер вспоминал: “Нож мелькнул, а затем лицо Лаки залила кровь. Лаки прижал руки к лицу. Он кричал от ярости и боли. Порез шел от лба до подбородка, вниз по бокам лица, и кровь залила ему глаза, ослепив его. Ты сядешь за это! закричал он. Я позову копов, и тебя загребут! Эджкомб схватил Кристину за руку, и они выбежали из “Фламинго” так быстро, как только могли. Позже той же ночью они зашли в shebeen, незаконный бар, на Повис Террас в Лэдброк Гроув. Им сказали, что они разминулись с Лаки Гордоном, который в сопровождении полицейских разыскивал их обоих. Через несколько дней, после того как Гордону обработали рану в местной больнице, он в порыве ревности послал Кристине семнадцать использованных швов со своего лица. Он предупредил ее, что за каждый присланный им шов она получит взамен два на своем лице. Тем временем Килер и Эджкомб скрывались у своего друга в Брентфорде. Однако вскоре Килер это надоело, и она сказала Эджкомбу, что уезжает. Брентфорд больше не был для неё прежним.

14 декабря 1962 года Килер отправилась навестить Мэнди Райс-Дэвис, которая теперь жила в квартире на Уимпол Мьюз. Эджкомб, все еще сильно расстроенный тем, что Кристина бросила его, позвонил по телефону в квартиру, и случайно Кристина ответила. Теперь он знал, где она находится, и через несколько минут приехал на такси. Когда Килер отказалась с ним разговаривать, он со зла выпустил шесть пуль в дверь её квартиры, а после того, как она высунула голову, чтобы попросить его уйти, одну в окно. Никто не пострадал, но выстрелы еще много месяцев эхом разносились по Лондону. Испугавшись, Кристин позвонила Уорду в его клинику, а он, в свою очередь, вызвал полицию, которая быстро приехала и арестовала Эджкомба.

Это происшествие дало прессе, которая в то время была гораздо более почтительна к истеблишменту, возможность исследовать слухи о “Профьюмо”, ходившие на Флит-стрит в течение нескольких месяцев. То, что казалось беспричинной стрельбой на тихой улочке Мэрилебона, обычно не привлекло бы особого внимания, но появление Эджкомба в мировом суде на следующий день попало на первые полосы газет. Его обвиняли не только в стрельбе на Уимпол Мьюз, но и в том, что он порезал лицо Лаки во “Фламинго”.

Алоизиус Гордон, известный как Лаки Гордон, ямайский певец и бывший любовник Кристин Килер. Гордон был замешан в “деле Профьюмо” в шестидесятых годах. Он снят у здания Олд Бейли после стычки с полицией.

Июль 1963 года – “СЧАСТЛИВЧИК” Гордон и Джон Эджкомб по дороге на встречу с лордом Деннингом, ответственным за расследование того, что станет известно как “дело Профьюмо”.

Три месяца спустя Эджкомб, антигуанец, но в газетах его называли ямайским киноактером, предстал перед судом в Олд Бейли 14 марта 1963 года. Он рассказал присяжным, что впервые встретил мисс Килер в июне предыдущего года, и они жили вместе по трем адресам. “Полагаю, я был влюблен в нее”, – сказал он суду. Мисс Килер, однако, была особенно заметна своим отсутствием. Ее увезли в Испанию. Кто-то, где-то решил, что некоторые лица будут сильно скомпрометированы, если ей будет позволено выступить свидетельницей. Из-за отсутствия Килер Эджкомб был признан невиновным в покушении на убийство своей бывшей возлюбленной, а также, несмотря на то, что Гордон рассказал присяжным о драке во “Фламинго” и показал им пятидюймовый шрам от ножа Эджкомба, был оправдан за ранение Лаки. Эджкомб, однако, был признан виновным в хранении незаконного огнестрельного оружия, за что получил семь лет тюрьмы, но должен был отсидеть чуть больше пяти. Спустя годы тридцатилетний антигуанец написал, что считает свой суд расово мотивированным: “Англичане не возражали иметь черного парня в качестве брата, но они не хотели видеть его в качестве шурина. Британский народ не потерпит ситуации, когда министр правительства спит с той же самой девушкой, что и чернокожий парень. Я был позором для правительства, и им пришлось посадить меня и заткнуть рот. Если бы я был белым парнем, то всё спустили бы на тормозах”.

Английская бывшая модель, шоу-герл и ключевая фигура в скандале Профьюмо, Кристин Килер позировала в купальнике на пляже в Каннах, Франция, в мае 1963 года. (Фото Popperfoto/Getty Images)

Кристина Килер (справа) и Мэнди Райс-Дэвис покидают Олд Бейли после завершения слушаний первого дня судебного процесса в Олд Бейли, на котором доктору Стивену Уорду, 50-летнему остеопату, предъявлены обвинения в непристойном поведении.

КРИСТИНА КИЛЕР И МЭРИЛИН РИС-ДЭВИС УЕЗЖАЮТ ИЗ ОЛД БЭЙЛИ, ЛОНДОН, ПОСЛЕ ПЕРВОГО ДНЯ СЛУШАНИЙ ПО ДЕЛУ Д-РА СТЕФЕНА УОРДА. СТЕФЕНУ УОРДУ, 50-ЛЕТНЕМУ ОСТЕОПАТУ, ПРЕДЪЯВЛЕНЫ ОБВИНЕНИЯ В НЕПРИСТОЙНОМ ПОВЕДЕНИИ. ВО ВРЕМЯ СЛУШАНИЯ МИСТЕР МЕРВИН ГРИФИТ ДЖОНС, ОБВИНИТЕЛЬ, ДАЛ ОБЕЩАНИЕ, ЧТО ПРОТИВ НЕЕ НЕ БУДЕТ ПРЕДПРИНЯТО НИКАКИХ ДЕЙСТВИЙ.

Christine Keeler and Mandy Rice-Davies lunch Ward Trial by Doreen Spooner

Daily Mirror Christine Keeler scoop / Сенсационное сообщение о деле Кристин Килер в Дейли Миррор.

by Tom Blau, modern C-type print from original transparency, 1963 / Лист контактных отпечатков слайдов 1963. Автор – Том Блау.

Christine Keeler, June 1963

На следующий день, только воодушевленная неявкой Килера, газета Daily Express сигнализировала о надвигающейся политической буре, поместив заголовок “ШОК ВОЕННОГО МИНИСТРА” рядом с большой фотографией Килера под словом: “Исчез”. Первый реальный публичный намек на скандал, разрастающийся вокруг Джека Профьюмо, появился неделю спустя во время дебатов в Общине поздно вечером. Джордж Вигг, пользуясь парламентской привилегией, упомянул о слухах вокруг 21-летней мисс Килер, которая тогда была известна только как пропавший свидетель по делу Эджкомба о стрельбе в Олд Бейли, и попросил министра внутренних дел опровергнуть их.
Профьюмо был срочно разбужен от сна посреди ночи и доставлен на встречу с лидерами партии Тори для выработки дальнейших действий. Позже в тот же день Профьюмо сделал заявление перед напряженной и полной Палатой общин: “Я не видел ее с декабря 1961 года. Это полная и абсолютная неправда, что я каким-либо образом связан или ответственен за ее отсутствие на суде”. Затем мистер Профьюмо продолжил и произнес роковые слова: “В моем знакомстве с мисс Килер не было никаких нарушений”. Профьюмо покинул палату под одобрительные возгласы членов парламента от консерваторов. Премьер-министр Гарольд Макмиллан продемонстрировал свою поддержку, пройдя рядом с ним и положив руку на плечо министра. Позже тем же вечером, уверенный в том, что все это скоро закончится, Профьюмо отправился на танцы в Quaglinos со своей женой, бывшей актрисой Валери Хобсон. Несколько дней спустя, во время обеда с Чепменом Пинчером, опытным оборонным корреспондентом Daily Express, который также был его другом, Профьюмо сказал: “Послушайте, я люблю свою жену, и она любит меня, и только это имеет значение.

“В любом случае, кто поверит слову этой шлюхи против слова человека, который был в правительстве десять лет?”. 1 апреля 1963 года Кристина была оштрафована за неявку на суд над Эджкомбом, а за пределами суда Лаки Гордон был увезен столичной полицией с криками “Я люблю эту девушку!”. Два месяца спустя Гордон был приговорен к трем годам тюремного заключения за якобы нападение на Килер. К этому времени детали истории, связанной с Профумо и русским атташе-шпионом Ивановым, появлялись капля за каплей. Цепь событий, начавшаяся с драки ревнивых бывших любовников Килер в клубе Flamingo All-Nighter, в конечном итоге заставила Джона Профьюмо встать в Палате общин 6 июня 1963 года и сделать заявление: “Я понял, что я совершил серьезный проступок”. На следующий день газета “Дейли Миррор” в своем передовице сказала от имени большей части населения: “Что, черт возьми, происходит в этой стране?”

John Profumo


Стивен Уорд у себя дома в Bryanston Mews в 1963 году

Кристина Килер на обложке журнала TODAY в 1963 году

Она же в июне 1963 года

Кристина Килер, 21 год, прибывает в Олд Бейли в Лондоне 1 апреля 1963 года.

Через два дня Стивен Уорд был арестован и обвинен по нескольким пунктам в безнравственном поведении. Его богатые друзья из светского общества не хотели больше с ним знаться. Суд над Уордом в Олд Бейли начался 22 июля 1963 года, во время которого адвокат обвинения, Мелвин Гриффит-Джонс, представил Уорда как воплощение “самых глубин разврата и развращенности”. По словам Джеффри Робертсона QC, автора книги “Стивен Уорд был невиновен”, судья, мистер Джастис Маршалл, неоднократно некорректно вмешивался в процесс и вводил присяжных в заблуждение относительно доказательств и закона, особенно в том, что касалось определения проституции. Робертсон также утверждал, что подведение итогов судьей было очень предвзятым. На самом деле он уже наполовину закончил подведение итогов и должен был продолжить его на следующий день, когда 30 июля, написав несколько писем друзьям, Уорд принял сильную передозировку нембутала. В одной из записок Уорда, адресованной Ноэлю Говард-Джонсу, в доме которого он остановился в Челси, он написал: “Дорогой Ноэль, мне жаль, что мне пришлось сделать это здесь! Надеюсь, я не слишком подвел людей. Я пытался сделать все, что мог, но после подведения итогов Маршалла я потерял всякую надежду”. Уорд добавил: “Кстати, машине нужно масло в коробке передач, счастливых в ней поездок”.

На следующий день господин судья Маршалл закончил подведение итогов, несмотря на отсутствие Уорда, и после более чем четырехчасового совещания присяжные признали Уорда виновным. Стивен Уорд, по сути, не смог доказать, что арендная плата Мэнди Райс-Дэвис и Кристин Килер не оплачивалась благодаря занятиям проституцией, и был осужден по этим двум пунктам. Вынесение приговора было отложено до тех пор, пока Уорд не придет в себя, но 3 августа он умер, так и не придя в сознание. Адвокат Килер зачитал заявление, в котором говорилось, что она “очень расстроена известием о смерти доктора Уорда, который играл центральную роль в ее жизни, и к которому она испытывала очень сильные чувства. В этих обстоятельствах она не намерена выполнять планы по участию в фильме, основанном на ее жизни, съемки которого должны начаться на следующей неделе”. 6 декабря 1963 года, после пьяного признания, записанного на пленку, что она солгала о нападении на нее Гордона, Килер признала себя виновной в лжесвидетельстве и заговоре с целью воспрепятствовать правосудию. Лорд Деннинг в своем последнем докладе о деле Профьюмо недавно сказал в интервью Килер: “Пусть никто не судит ее слишком строго. Ей еще не было 21 года. А с 16 лет она попала в сети порока”. Все было безрезультатно, и судья приговорил Кристин Килер к девяти месяцам тюремного заключения, что положило конец тому, что ее адвокат назвал “последней главой в этой длинной саге, которую называют “делом Килер”.

12 декабря 1963 года – Суд над Кристиной Килер в Олд Бейли, в ходе которой она и другие лица обвинялись в заговоре.

В конце 1963 года Джорджи Фэйм и Blue Flames записали концертный альбом под названием Rhythm and Blues at ‘The Flamingo’, который был выпущен в начале 1964 года. Фэйм теперь управлял Рик Ганнелл, а за рекламу альбома отвечал Эндрю Луг Олдхэм, который также был менеджером Rolling Stones. В октябре того же года, несмотря на смену руководства, правительство консерваторов потерпело незначительное поражение от лейбористов, и премьер-министром стал Гарольд Уилсон. После получивших широкую огласку неприятностей во “Фламинго” американским военнослужащим было запрещено посещать клуб. Клуб “Фламинго” был излюбленным местом тусовок новейшей лондонской подростковой секты – “Модов”, привлеченных ночными вечеринками по выходным и музыкальной политикой чернокожих американцев – R’n’B, соул и джаз. Но это уже совсем другая история.

Кристина Килер (слева), чье имя несколько лет назад фигурировало в скандале, потрясшем британское правительство, на вечеринке в Челси, посвященной выходу альбома “Swingin’ Sixties”. Рядом с ней Дэвид Бейли Пенелопа Три и Марианна Фейтфулл

This article is an except from one of the chapters of the thoroughly recommende Rob Baker. We highly advocate buying it! / Эта статья является фрагментом одной из глав книги Роба Бейкера d Beautiful Idiots and Brilliant Lunatics  ( Прекрасные идиоты и гениальные сумасшедшие).

Christine Keeler, Georgie Fame and the Flamingo All-Nighter in Wardour Street – Flashbak

LINKS

https://www.dailymail.co.uk/femail/article-8912871/Christine-Keelers-son-Seymour-Platt-fight-clear-mothers-name.html

https://www.dailymail.co.uk/femail/article-8452001/Sketches-reveal-racy-costumes-worn-showgirls-cabaret-Christine-Keeler-worked.html

https://www.dailymail.co.uk/news/article-7951627/Christine-Keelers-vintage-silver-Mini-goes-sale-20-500.html

https://www.dailymail.co.uk/news/article-7929215/How-report-Christine-Keeler-affair-covered-FAR-sensational-sex-scandal.html

https://www.dailymail.co.uk/video/bbc/video-2092376/Video-Christine-Keeler-relives-moment-met-John-Profumo.html

https://www.dailymail.co.uk/news/article-7879577/Christine-Keeler-shoot-took-three-rolls-film-perfect-photo-wasnt-nude.html

https://www.dailymail.co.uk/news/article-7845205/Topless-photographs-Christine-Keeler-sell-7-000.html

Мой пост в двух частях в Живом Журнале, опубликованный в 2017 году.

Он был сделан по следам поста 2010 года.

Здесь я его свёл в один.

КОРОЛЕВА-УБИЙЦА

Разумеется, так знаменитую песню «Killer Queen» группы Queen называли только плохо знавшие английский язык. Мы, инязовцы, отдавали себе отчёт в том, что правильный перевод этой вещи из альбома 1974 года, “Острый сердечный приступ” (Sheer Heart Attack) звучит как «Убойной красоты (прелести, очарования и т.п.) королева». В то благословенное время, когда трава была зеленее, вода мокрее, а девушки ногастее, только что вышедшие на Западе альбомы, диски или «пласты», как мы их называли, появлялись у нас на инязе чуть ли не в тот же месяц. Так что альбом с заглавной песней нам стал известен очень быстро, и тексты всех песен были тут же разобраны по косточкам.

С течением времени я всё больше и больше убеждаюсь, что открытие, которое я сделал 28 апреля 2010 года, (к моему глубокому сожалению из того поста пропали картинки и ролик с песней), было верным. Пусть это открытие будет спорным, но останется моим. Ставлю во всеуслышание и всевычитывание на нём копирайт. Кстати, видео появилось новое и лучшего качества. Возможно и оно пропадёт со временем, но пока вот вам Фредди Меркьюри во всей его красе. В песне говорится о высококлассной проститутке, услуги которой дороги, поэтому она и может позволить себе такой стиль жизни, о котором поётся в песне. Я её перевел, если вы сходите по ссылке, то можете прочитать дословный перевод. Только имейте в виду, что Мария-Антуаннетта никогда не говорила: “Пусть едят пирожные”. Надо бы об этом, кстати, написать. Именно такой дамой и была почившая в начале декабря 2017 года в возрасте 75 лет Кристина Килер.

Несколько последних месяцев Килер страдала от хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ).

keeler-19.jpg
Кристина Килер в 2014 году

Несмотря на различающуюся орфографию её имени (Christine Keeler), а не Killer , я считаю, хотя доказать ничего уже не смогу, что ассоциация Кристины Килер с Киллер Куинн, которая могла быть и бессознательной, мы никогда не узнаем, что творилось в конкретном Федином Меркюрином мозгу в тот момент, может быть он и сам не понял, не случайна. О чём говорит упоминание в тексте Никиты Хрущёв и Джона Кеннеди. О них же не раз говорится в книге Кристины: “Наконец-то правда: мой рассказ”, которые она напишет через долгое время после скандала, в 2001 году, пытаясь заработать на жизнь.

Отрывки из книги я и публикую вперемешку с фото Кристины, снятыми в начале 1960-х годов. Публикую в переводе не моём, а Комсомольской “правды” – кавычки неслучайны, это издание я не жалую совсем. У меня нет времени и желания на перевод этой книженции. Но вернёмся к нашим киллерам…
Пора бы рассказать для тех, кто не знает и повторить для тех, кто сведущ, кто такая была Кристина Килер.

Если просто, то она – бывшая фотомодель. Кстати, в Англии, в Лондоне в частности, слово «модель» служила и служит сейчас синонимом проститутки. Знакомство с ней стоило карьеры Джону Профьюмо, одному из последних военных министров Великобритании (в 1964 году пост был переименован в министра обороны). В конце 1950-х годов Килер, родившаяся в маленьком городке в английской глубинке, приехала в Лондон, где стала танцовщицей, моделью и проституткой в одном флаконе.

В 1961 году Килер впервые встретилась с Профьюмо, с которым у нее завязалась продолжавшаяся несколько недель интрижка. Профьюмо порвал с Килер после того, как спецслужбы предупредили его о небезопасности этого романа. В частности, выяснилось, что Килер одновременно была любовницей помощника военно-морского атташе посольства СССР и сотрудника ГРУ Евгения Иванова. Некоторое время все оставалось спокойно, однако в 1963 году один из депутатов-лейбористов заявил в парламенте Британии об угрожающих национальной безопасности отношениях военного министра с Килер. Профьюмо в ответ официально заявил, что в его контактах с Килер никогда не было ничего «неподобающего» (министр был женат), однако в конце концов вынужден был признать, что не только был любовником Килер, но и врал парламенту, после чего подал в отставку. Профьюмо никогда больше не занимал высоких постов, посвятив свою жизнь благотворительности. В 1975 году он был удостоен ордена Британской империи, а умер в 2006 году.

Кристине не удалось остаться в стороне. Отсидев полгода в тюрьме за лжесвидетельство, она исчезла с радаров светской хроники, и все прошедшие годы в прямом смысле слова бегала и пряталась от журналистов. Но сразу после скандала Кристина Килер получила широкую известность, в частности, большой популярностью пользовались ее фотографии, сделанные знаменитым фотографом Льюисом Морли, одна из которых попала в Национальную портретную галерею в Лондоне.

В последующие годы Килер выпустила несколько книг воспоминаний о своей жизни, неоднократно давала, всегда за деньги, интервью, правда делал это после большого, почти сорокалетнего, перерыва на молчание. Она также стала прототипом героинь фильма «Скандал» (1989) и мюзикла Эндрю Ллойда Уэббера. Евгений Иванов,  тоже напишет книгу, полный текст которой доступен на русском языке в сети. Строго говоря, книга будет издана по его воспоминаниям Геннадием Соколовым. Имеется она и на английском. Но у нас речь пойдёт о книжке одной Кристины, в которой она утверждает, что стала жертвой манипуляций Стивена Уорда. Этот человек, которого считали лишь завсегдатаем светских вечеринок, работал сразу на две разведки – британскую и советскую.

Кристина Килер рассказывает: “Мне было 17, когда летом 1959 года я приехала в Лондон и попала, сама того не подозревая, в мир холодной войны, секретных армий и шпионажа. В начале 1960-х годов английская и американская разведки концентрировались на борьбе с советскими подрывными действиями в Западной Европе. И сегодня, в новом столетии, мое имя упоминается по радио, ТВ, в газетах буквально каждый день. Более того: обо мне ходят сногсшибательные слухи. К примеру, будто я участвовала в сексуальных оргиях в Белом доме при Кеннеди и была эдакой Мата Хари. В этой книге я расставлю точки над «i». И прежде всего заявляю, что, хотя была шпионкой, никогда не думала изменить моей стране. Меня завербовал умный, харизматический и чрезвычайно опасный мужчина, который и при жизни, и после смерти дурачил разведки.

Стивен Уорд был дружен с самыми знаменитыми людьми из британского правительства, с аристократами, даже с членами королевской семьи… В его дом №17 на Уимпол-мьюз, где я жила вместе с ним, приходили бывший посол США в Великобритании Аверелл Гарриман и один из самых богатых и скупых людей мира Пол Гетти, советский агент Энтони Блант и принцесса Маргарет. Бывал там и Евгений Иванов – московский шпион. День, когда я увидела его, стал переломным в моей жизни. Позже я узнала, в чем заключалась работа Иванова: получать от Стивена сообщения и документы и отправлять их в Центр. А Стивен Уорд был двойным агентом: работал и на англичан, и на русских.

Жертвой вечеринки в поместье Кливден, принадлежавшем лорду Биллу Астору, 8 июля 1961 года был не британский министр обороны Джон Профьюмо, а я. В тот жаркий летний вечер в поместье веселились около 40 гостей, включая президента Пакистана Айюба Хана, группу депутатов от консервативной партии и Джона Профьюмо. Лорд Астор разрешил нам плескаться в его мраморном бассейне.

Я забыла дома купальник, но не беда – взяла полотенце. Оно было маленькое, и я могла прикрывать им либо грудь, либо бедра. Вскоре возле бассейна оказались лорд Астор и Джон Профьюмо.

Они выпили и, смеясь, стали стаскивать с меня полотенце. Я тоже пила шампанское и, хихикая, забавлялась этой игрой. Иногда сама сбрасывала полотенце, иногда чуть-чуть прикрывалась им. Так продолжалось до тех пор, пока к бассейну не подошли их жены.

Как же отличались их туалеты – длинные вечерние платья – от моего! Нашу игру, увы, пришлось закончить.

Но где-то через полчаса Джон Профьюмо предложил показать мне дворец. Войдя в первую же комнату, он стал гладить меня ниже спины.

Стив толкал меня в объятия Профьюмо, поскольку хотел, чтобы я узнала от министра прежде всего сроки размещения ядерного оружия в Германии. Но в тот день его главной целью было подложить меня в постель к Иванову. Евгений тоже был среди гостей, и мы вместе с ним уехали из Кливдена.

Не скажу, что я сходила с ума от этого большого русского медведя. – В России такие дома, как у Астора, принадлежат народу, а не отдельным личностям, – сказал Евгений. – Да, я знаю, – ответила я, не желая вступать в спор. – Вообще русские куда более честный народ, чем англичане. Нам не нужны контролеры в автобусах, как у вас, – продолжал он. Евгений без устали хвастался своей страной. У него явно отсутствовало чувство юмора.

Он ко всему относился слишком серьезно. Мы доехали до Лондона, и я удивилась, когда он стал напрашиваться ко мне в гости, но не отказала. Тогда Евгений достал из багажника бутылку и сообщил: – В России мы пьем водку. Мы пили водку стаканами и в основном говорили о его стране. Он похвалялся, какая огромная Россия, как много сделала партия, как лоялен народ. Он стал раздражаться, когда я начала добавлять в свой стакан тоник. Потом принялся целовать меня. Поначалу Евгений не очень возбуждался, но постепенно я почувствовала, как в нем просыпается желание. Он повалил меня на пол. Евгений хотел хорошего старомодного секса без каких-нибудь ухищрений. Он его получил, и сам был вполне на уровне. Так я стала любовницей советского шпиона. Теперь, если что, меня объявят распутницей, которая изменила Родине, отдаваясь шпиону и продавая секреты. Евгений же посчитал, что действует на благо Отчизны. Уорд, приехав домой, сообщил, что дал Профьюмо мой номер телефона. Стивен радовался как ребенок тому, что я переспала с Евгением, и повторял: – С ними двумя ты можешь начать мировую войну. Потом он стал расспрашивать о мельчайших деталях. Как Евгений обнимал меня? Снял сначала лифчик или трусы? Был нежным или грубым? Позже я узнала, что Стивен сразу проинформировал МИ-5 о событиях той ночи. Британской контрразведке стало известно о моем сексе с Евгением и интересе Профьюмо ко мне по крайней мере на 18 месяцев раньше, чем кому-либо другому, вплоть до премьер-министра Макмиллана.

На следующий день за мной на огромном лимузине заехал Джон Профьюмо. Ему было 46 лет – в два раза больше, чем мне. Но я упивалась тем, что министр встречается со мной. Так началось «Дело Профьюмо». Я плохо помню секс с ним: вначале он вел себя в постели очень робко, но потом все пошло по нарастающей.

Разве я могла представить, что наши забавы приведут к такой трагедии и такому ущербу для государства! Но и потом я старалась не скомпрометировать его лишним словом.

Только сейчас я впервые признаюсь, что забеременела от Джона и сделала аборт. Но ничего ему об этом не сказала. Я молчала и о посещении его дома. Показывая гостиную, Джон сказал, что у них обедает даже королева. Провел меня в свой кабинет, и я увидела необычный телефон. По нему Профьюмо разговаривал с премьером. Затем я с большим удовольствием занималась сексом в его спальне.

Только спустя многие годы я узнала и поняла, что происходило тогда, в начале 60-х. США и СССР, Кеннеди и Хрущев направляли друг на друга ядерные ракеты. Ставки Британии были очень велики, а я одновременно спала с английским министром обороны и советским шпионом. Но даже сейчас я поражаюсь, какая огромная роль была мне отведена! Недавно мне показали документы ФБР. Из них явствует, что президент Кеннеди внимательно следил за моими сексуальными связями.

Многие страницы подписаны директором ФБР Эдгаром Гувером и генпрокурором Робертом Кеннеди. Они даже задавались вопросом: не спала ли я с президентом Кеннеди? В конце 1962 года очередной ухажер Кристины чернокожий наркоман Джони Эджеком рвался в ее квартиру. Она не открывала. Тогда Джони принялся стрелять в дверь. Пришлось вызвать полицию. Назойливого поклонника отправили в участок, а дом Стивена на Уимпол-мьюз вскоре наводнили полицейские и репортеры.

С этого момента Кристину и Стивена постоянно вызывали для дачи показаний. Всплывали все новые данные о личной жизни мисс Килер, появились многие свидетели.
Короче, дело шло к развязке.

Через полтора месяца Стивен Уорд отравился снотворным, так никогда и не узнав, что суд признал его сутенером, который зарабатывал в том числе и на мне. О том же, что он – шпион, не было сказано ни слова. А ведь я рассказывала, кто такой Стивен, и в полиции, и другим официальным лицам. Но власти не дали ход этой информации.

Профьюмо вначале отрицал интимную связь со мной. Но, когда выяснилось, что в деле замешан Иванов, Джон 4 июня 1963 года подал прошение об отставке. Я провела в тюрьме полгода. После этого где я только не работала! В химчистке, рекламным агентом, посудомойкой … Теперь, когда мои сыновья выросли (Кристина дважды была замужем, но все быстро заканчивалось разводом), я хочу, чтобы мир знал правду.

Евгения Иванова наградили орденом Ленина. Ведь он сумел скомпрометировать британское правительство, и Макмиллану пришлось уйти в отставку. Его сменили лейбористы. Для Евгения это был триумф. Газета «Дейли экспресс» решила организовать наше воссоединение, и в 1993 году я поехала в Москву. Он обнял меня, поцеловал и вручил коробку русских конфет. Мы гуляли по Красной площади. В свои 67 лет Евгений по-прежнему любил водку. Но он потолстел, поседел и уже не был тем большим могучим медведем, который лежал в моей постели. И вот что удивительно: я поняла, что едва знаю мужчину, который сыграл такую огромную роль в моей жизни. Евгений признался, что чувствовал себя виноватым из-за того, что изменил со мной своей жене. Узнав об этом, она сразу ушла от него, и Евгений больше никогда не женился. Он был несчастным одиноким человеком, жившим в квартире, которую постыдился показать мне. Лишь сказал, что «слишком беден». Мир, ради которого он шпионил, канул в Лету, как и сам этот красивый советский агент в форме военно-морского офицера. Евгений умер в январе 1994 года. Жена Профьюмо Вэлери умерла в 81 год в 1999-м. Как жестоко поступил с ней муж! Она была хорошей актрисой, звездой английского кино, но о ней вспоминали лишь в связи с сексуальным скандалом. А сам Профьюмо был приглашен и на 70-летие Тэтчер, и на 100-летие королевы-матери. Он сохранил положение в высших кругах британского общества. А я сумела выжить, и на большее мне нечего рассчитывать.

==============================

Эти воспоминания Кристины немного расходятся с официальной биографической (википедической, по крайней мере) версией Евгения Иванова, который после возвращения из Лондона не только развелся с женой, но и окончил Академию Генерального штаба, а потом работал начальником одного из управлений ГРУ. То есть в бедности, наверное, он жил относительной, хотя кто знает? В начале 1990-х многих попёрли из КГБ, многие ушли сами. Я лично знал одного майора, который открывал ворота дома одного новоявленного “бизнесмена”, работая охранником, когда к ним подъезжал этот новый русский, плативший ему копейки. Один мой однокурсник, неплохо устроившийся в комитете, как выяснилось, не такого уж и глубокого бурения, ушёл оттуда в какой-то мелкий бизнес, о чём пожалел, когда на сцене появился Путин и “они вновь обрели величие”. Впрочем, это мало относится к нашей песне про «Королеву-убийцу», не правда ли, станичники?

=====================================

Leave a Reply