Эти плакаты из Китая времен Мао учили правильной охране здоровья

A series of reforms known as the Patriotic Health Campaign brought colorful posters depicting good hygiene and workplace safety practices.

Серия реформ, известная как Патриотическая кампания здоровья, вызвала к жизни красочные плакаты с изображением правил гигиены и техники безопасности на рабочем месте.

A slide for preventing hepatitis 

Source: https://www.jstor.org/stable/10.2307/community.25783330

Prevent Hepatitis. Left: Man buries a patient’s waste. Right: Woman hangs laundry on a clothesline; Circular Inset: washing laundry with boiling water. March 1960.

Профилактика гепатита. Слева: Мужчина закапывает отходы жизнедеятельности пациента. Справа: Женщина развешивает белье на бельевой веревке; круговая вставка: стирка белья кипячением. Март 1960 года.

In 1955, Chairman Mao Zedong formed a subcommittee to find methods to stop the spread of schistosomiasis, an infectious disease caused by parasitic freshwater flatworms. The subcommittee’s original plan was to eradicate schistosomiasis in the provinces of Yangtze Basin. It was scheduled to take around seven years, including a few years of studying this disease.

В 1955 году председатель Мао Цзэдун сформировал подкомитет для поиска методов остановки распространения шистосомоза, инфекционного заболевания, вызываемого паразитическими пресноводными плоскими червями. Первоначальный план подкомитета заключался в искоренении шистосомоза в провинциях бассейна Янцзы. На это планировалось потратить около семи лет, включая несколько лет на изучение этого заболевания.

These public health reforms in China began a few years before Chairman Mao’s Great Leap Forward, and were known as the Patriotic Health Campaign. As the economist and policy development scholar Xizhe Peng explains in the Population and Development Review, “the Great Leap Forward was China’s alternative to Soviet-style development, an attempt to leap ahead in production by reorganizing the peasantry into large-scale communes and mobilizing society to bring about the technological revolution in agriculture.” Healthcare industrialization also meant embracing Western-style health and hygiene practices alongside traditional Chinese medicine.

Эти реформы здравоохранения в Китае начались за несколько лет до “Великого скачка” председателя Мао и были известны как “Патриотическая кампания здоровья”. Как объясняет экономист и специалист по разработке политики Сичжэ Пэн в журнале Population and Development Review, “Великий скачок был китайской альтернативой советскому стилю развития, попыткой вырваться вперед в производстве путем реорганизации крестьянства в крупномасштабные коммуны и мобилизации общества для осуществления технологической революции в сельском хозяйстве”. Индустриализация здравоохранения также означала внедрение западных практик здравоохранения и гигиены наряду с традиционной китайской медициной.

Prevent Dysentery. Illustration of how disease is transmitted by flies from latrine to food to humans.

Профилактика дизентерии. Иллюстрация того, как болезнь передается мухами от уборной к пище и человеку.

While parts of Chinese culture industrialized rapidly, many people considered medical experts to be part of or influenced by the bourgeois class, who did not have their best interests at heart. As the China scholar David M. Lampton explains in the China Quarterly, in 1958, “the decisive break with medical professionals was made.” Many Chinese people wanted infectious diseases to be managed quickly and did not want to have to wait years for the results of studies.

В то время как часть китайской культуры быстро индустриализировалась, многие считали медицинских специалистов частью буржуазного класса или находящимися под его влиянием и не следующими их интересам. Как объясняет китаевед Дэвид М. Лэмптон в журнале China Quarterly, в 1958 году “произошел решающий разрыв с медиками”. Многие китайцы хотели, чтобы инфекционные заболевания лечились быстро, и не желали годами ждать результатов исследований.

At the All China Conference on Parasitic Diseases later that November, the attendees “enlarged the scope of the mass anti-parasite campaign,” Lampton noted, and extended its goals to eliminating a variety of major infectious diseases. While Chinese health experts still studied infectious disease outbreaks, mass public health campaigns focused thereafter on educating the general population about what steps they should take to prevent diseases from spreading.

На Всекитайской конференции по паразитарным заболеваниям, состоявшейся в ноябре того же года, участники “расширили рамки массовой кампании по борьбе с паразитами”, отметил Лэмптон, и распространили ее цели на ликвидацию целого ряда основных инфекционных заболеваний. Хотя китайские эксперты в области здравоохранения по-прежнему изучали вспышки инфекционных заболеваний, массовые кампании по охране здоровья населения в большей степени были направлены на просвещение населения о том, какие меры необходимо предпринять для предотвращения распространения болезней.

Prevention of Epidemic Cerebrospinal Meningitis. Female barefoot doctor, with her medical bag at the side, visiting a sick boy at home.

Профилактика эпидемического цереброспинального менингита. Женщина-врач с босыми ногами, с медицинской сумкой на боку, посещает больного мальчика на дому.

As part of these public health campaigns, the government created and distributed slides at schools and in communities that addressed environmental concerns, personal hygiene, and children’s health. A selection of slides entitled, “Eradicate Four Pests, Prevent Sickness, and Increase Production,” released in July 1956, for instance, show four different types of pests that spread infectious diseases and outline ways that people can get rid of them. While the slides have some written text on them, the images alone are meant to illustrate what a person should do in order to prevent illness: in the 1950s in China, only around 20 percent of the population was literate, according to the New York Times.

В рамках этих кампаний по охране здоровья населения правительство создавало и распространяло в школах и общинах слайды, посвященные экологическим проблемам, личной гигиене и здоровью детей. Например, подборка слайдов под названием “Искоренить четырех вредителей, предотвратить болезни и увеличить производство”, выпущенная в июле 1956 года, показывает четыре различных вида вредителей, распространяющих инфекционные заболевания, и рассказывает о том, как люди могут от них избавиться. Хотя на слайдах есть и письменный текст, изображения сами по себе призваны проиллюстрировать, что должен делать человек, чтобы предотвратить болезнь: в 1950-х годах в Китае, по данным New York Times, только около 20 процентов населения было грамотным.

Eradicate flies. A house fly. Истребление мух. Домашняя муха.

Patriotic Health Campaign efforts that focused on curtailing infectious diseases were disseminated through Epidemic Prevention Stations (EPS), which operated at the county level. As Jonathan Schwartz, R. Gregory Evans, and Sarah Greenberg explain in China Review in 2007, county-level EPS “served as hubs between local service providers and the remainder of the government health bureaucracy.” Starting in the 1950s in China, there were three tiers of county-level hospitals, ranked as follows:

Усилия Патриотической кампании здравоохранения, направленные на борьбу с инфекционными заболеваниями, распространялись через станции профилактики эпидемий (СПЭ), которые действовали на уровне уездов. Как объясняют Джонатан Шварц, Р. Грегори Эванс и Сара Гринберг в “China Review” в 2007 году, СЭС на уровне уезда “служили узлами между местными поставщиками услуг и остальной государственной бюрократией здравоохранения”. Начиная с 1950-х годов в Китае существовало три уровня уездных больниц, которые ранжировались следующим образом:

Tier 1: Village Clinics;
Tier 2: Township Health Centers;
Tier 3: Country Hospitals;

Уровень 1: сельские клиники;
Уровень 2: Поселковые медицинские центры;
Уровень 3: Сельские больницы;

The access to care and level of healthcare a person received depended greatly on whether they lived in an urban or rural area. People in urban areas were often able to get care at higher-tiered health facilities without a referral, while people who lived in rural areas were not as fortunate.

Доступ к медицинской помощи и уровень медицинского обслуживания во многом зависят от того, проживает ли человек в городской или сельской местности. Жители городских районов часто могут получить помощь в медицинских учреждениях более высокого уровня без направления, в то время как жителям сельской местности повезло меньше.

Prevent Dysentery. Mother and child visiting a doctor; a woman with a nurse at the Anti-epidemic Station; Sterilizing feces. August, 1960

Профилактика дизентерии. Мать с ребенком посещают врача; женщина с медсестрой на противоэпидемической станции; стерилизация кала. Август, 1960

After just three to six months of training, “barefoot doctors provided a small package of basic preventive care, including sanitation, immunization and health education programs” under EPS supervision at tier 1 facilities, Schwartz et al observed. While China was a communist country by this time, villages and communes had to pay for “the full costs of preventative services.”

После всего лишь трех-шести месяцев обучения “босоногие врачи предоставляли небольшой пакет базовых профилактических услуг, включая санитарию, иммунизацию и программы санитарного просвещения” под наблюдением врачей скорой помощи в учреждениях первого уровня, отмечают Шварц и др. Хотя Китай к тому времени был коммунистической страной, деревни и коммуны должны были оплачивать “все расходы на профилактические услуги”.

Children affected by whooping cough, December, 1955. Дети, пострадавшие от коклюша, декабрь, 1955 г.

With the Patriotic Health Campaign, Lampton explained “there was no massive permanent transfer of medical personnel to rural areas.” This set it apart from the later Cultural Revolution. While many villages and communes did foot the bill originally, Lampton noted that “when economic problems arose, commune members had to ask whether the expense of these clinics was worthwhile. Many said not.”

Лэмптон объяснил, что в рамках Патриотической кампании по охране здоровья “не было массового постоянного перемещения медицинского персонала в сельские районы”. Это отличало ее от более поздней Культурной революции. Хотя многие деревни и коммуны изначально оплачивали расходы, Лэмптон отметил, что “когда возникли экономические проблемы, члены коммун должны были спросить, стоят ли расходы на эти клиники. Многие ответили, что нет”.

Prevent Dysentery. A fly from the toilet lands on food in a basket. Предотвращение дизентерии. Муха из туалета садится на еду в корзине.

With the failure to industrialize rural healthcare, a new strategy was needed. By the late 1960s, a series of articles in the People’s Daily called for the establishment of a rural health cooperative system. As Lampton outlines in the Health Services Reports, with these cooperatives, the cost of healthcare for people in rural areas decreased as well. The commune or brigade collected “2 or 3 yuan per year per person to put into the commune or brigade health fund” and then the only charged a sick person around “5 cents for registration.”

В связи с неудачей индустриализации сельского здравоохранения потребовалась новая стратегия. К концу 1960-х годов в серии статей в газете People’s Daily прозвучал призыв к созданию системы сельских медицинских кооперативов. Как описывает Лэмптон в “Отчетах о медицинском обслуживании”, благодаря этим кооперативам снизилась и стоимость медицинского обслуживания для жителей сельской местности. Коммуна или бригада собирала “2-3 юаня в год с человека, чтобы внести их в фонд здравоохранения коммуны или бригады”, а затем взимала с больного всего лишь “5 центов за регистрацию”.

* * *

Before Chairman Mao’s Great Leap Forward, many Chinese people who lived in rural areas worked in agriculture. Xizhe Peng wrote that “labor-intensive development was viewed as a solution to the problem of capital shortage” by Chairman Mao and his allies. To compete with other countries on the global stage, Chairman Mao instructed the development of heavy industry, particularly steel. Starting in the late 1950s, according to Peng, “residents in both urban and rural areas, young and old, were mobilized to increase iron and steel production.” The shift in work had an immediate impact on the demographics of China, as many residents moved to cities to fulfill their leader’s demands.

До “Большого скачка вперед” председателя Мао многие китайцы, жившие в сельской местности, занимались сельским хозяйством. Сичжэ Пэн писал, что “трудоемкое развитие рассматривалось председателем Мао и его союзниками как решение проблемы нехватки капитала”. Чтобы конкурировать с другими странами на мировой арене, председатель Мао дал указание развивать тяжелую промышленность, особенно сталелитейную. Начиная с конца 1950-х годов, по словам Пэна, “жители городских и сельских районов, молодые и пожилые, были мобилизованы на увеличение производства железа и стали”. Смена работы сразу же повлияла на демографическую ситуацию в Китае, так как многие жители переехали в города, чтобы выполнять требования своего лидера.

Improve Factory Hygiene. A well-lit machine station in the factory. August, 1957 / Улучшение заводской гигиены. Хорошо освещенная машинная станция на заводе. Август, 1957 г.

Published in 1957, a set of slides entitled, “Improve Factory Hygiene, Hygiene Promotion Work” showed the importance of keeping factories clean. There’s no writing on them at all, just images. This choice likely made this information more accessible for Chinese factory workers, many of which did not have the opportunity to access formal education. While there were public health campaigns during the Great Leap Forward, the mortality rate rose between 1958 and 1961, due to the food shortages that caused the Great Chinese Famine. The Great Chinese Famine, which lasted from 1958 to 1961, was one of the worst famines in history, according to the scholars James Kai‐sing Kung and Justin Yifu Lin (Economic Development and Cultural Change (2003)). The authors estimate that “with a population of roughly 660 million in 1958, the year marking the origin of this famine, 30 million [deaths] amounted to a loss of close to 5% of the country’s population.”

Опубликованный в 1957 году набор слайдов под названием “Улучшение заводской гигиены, работа по пропаганде гигиены” показывает важность поддержания чистоты на заводах. На них нет никаких надписей, только изображения. Такой выбор, вероятно, сделал эту информацию более доступной для китайских фабричных рабочих, многие из которых не имели возможности получить формальное образование. Хотя во время “Великого скачка” проводились кампании по охране здоровья населения, уровень смертности вырос в период с 1958 по 1961 год из-за нехватки продовольствия, вызвавшей Великий китайский голод. Великий китайский голод, длившийся с 1958 по 1961 год, был одним из самых страшных голодов в истории, по мнению ученых Джеймса Кай-сина Кунга и Джастина Ифу Лина (Economic Development and Cultural Change (2003)). По оценкам авторов, “при населении примерно 660 миллионов человек в 1958 году, в котором начался этот голод, 30 миллионов [умерших] составили почти 5% населения страны”.

Prevent Dysentery. Girl drinking untreated water from a storage vat. / Профилактика дизентерии. Девочка пьет неочищенную воду из промышленного чана.

While there are varying theories about what caused the Great Chinese Famine, it does not appear to be related to the cleanliness levels that the public health campaigns sought to target. Rather, the drastic shift to requiring workers to be involved in the mass production of heavy metals may have been to blame. Kung and Lin point out that “many commune authorities were so preoccupied with iron and steel manufacturing in the autumn of 1958 that they neglected to harvest the crops, which were simply left to rot in the fields.”

Хотя существуют различные теории о причинах Великого китайского голода, похоже, что он не был связан с уровнем чистоты, на который были направлены кампании по охране здоровья населения. Скорее, в этом может быть виноват резкий переход на массовое производство тяжелых металлов. Кунг и Линь отмечают, что “осенью 1958 года власти многих коммун были настолько поглощены производством железа и стали, что не убирали урожай, который просто оставляли гнить на полях”.

Eradicate Flies. Fly paper and fly trap. Уничтожение мух. Бумага для мух и ловушка для мух.

While Chairman Mao’s intent for the Great Leap Forward was to industrialize and unite the expansive country, stopping the Leap may have saved the nation from a longer famine. The energy and environment scientist Vaclav Smil wrote in the British Medical Journal that the return “to more rational economic policies after 1961, including imports of grain, ended the famine.” Despite the devastation, discussing the famine is frowned upon in China. Smil suggests that, unlike other famines in the twentieth century, “the causes of the Chinese famine and an attribution of responsibility for its depth and duration have never been openly discussed in the afflicted nation.” Books like 2013’s Tombstone: The Great Chinese Famine, written by Chinese journalist Yang Jisheng, have been banned in mainland China.

Хотя целью “Большого скачка вперед” председателя Мао была индустриализация и объединение обширной страны, остановка “скачка”, возможно, спасла страну от более длительного голода. Ученый в области энергетики и экологии Вацлав Смил написал в Британском медицинском журнале, что возвращение “к более рациональной экономической политике после 1961 года, включая импорт зерна, положило конец голоду”. Несмотря на разрушения, обсуждение голода в Китае не одобряется. Смил предполагает, что, в отличие от других голодов в двадцатом веке, “причины китайского голода и возложение ответственности за его глубину и продолжительность никогда открыто не обсуждались в пострадавшей стране”. Такие книги, как “Надгробие” 2013 года: Великий китайский голод”, написанная китайским журналистом Ян Цзишэном, была запрещена в материковом Китае.

Prevent Hepatitis. Circular inset image of gate with inscription saying “Production brigade health station” superimposed on image of patient in bed and a woman asking another woman to not enter the ward in order to avoid infection. March, 1960. / Профилактика гепатита. Круглая вставка с изображением ворот с надписью “Здравпункт производственной бригады” наложена на изображение пациента в постели и женщины, которая просит другую женщину не входить в палату, чтобы избежать заражения. Март, 1960 год.

According to Zhongjie Li and George F. Gao, employees of the Chinese Center for Disease Control and Prevention, writing in the Lancet Public Health journal, “China has eliminated or nearly eliminated diseases such as malaria, leprosy, filariasis, and schistosomiasis” following the public health campaigns. The authors argued that China was able to eliminate or greatly reduce these diseases “by strengthening community-level capacity and practices.” During the COVID-19 pandemic, the Chinese Center for Disease Control and Prevention has focused on public health awareness. In this sense, the slides from the Patriotic Health Campaign provide a glimpse at a past version of a durable public health strategy. As Li and Gao have noted, “community-level public health practice has supported health promotion and public understanding of science, leading to strong and intense public involvement in disease control and prevention.”

По словам Чжунцзе Ли и Джорджа Ф. Гао, сотрудников Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний, написанным в журнале Lancet Public Health, “Китай ликвидировал или почти ликвидировал такие заболевания, как малярия, проказа, филяриатоз и шистосомоз” после проведения кампаний общественного здравоохранения. Авторы утверждали, что Китай смог устранить или значительно сократить эти заболевания “благодаря укреплению потенциала и практики на уровне общин”. Во время пандемии COVID-19 Китайский центр по контролю и профилактике заболеваний сосредоточился на информировании населения о состоянии здоровья. В этом смысле слайды Патриотической кампании здоровья позволяют взглянуть на прошлую версию долгосрочной стратегии общественного здравоохранения. Как отмечают Ли и Гао, “практика общественного здравоохранения на уровне общин способствовала укреплению здоровья и пониманию общественностью науки, что привело к активному и интенсивному участию общественности в контроле и профилактике заболеваний”.

By montrealexblog

Baratineur est une trouvaille pour un espion

Leave a Reply