Муза дня: Настоящая “Lady Grinning Soul” Дэвида Боуи

BY FRANCKY KNAPP SEPTEMBER 17, 2019

No one could shake it like Claudia Lennear. Or sing, for that matter. The 1960s-70s vocalist backed some of the music industry’s greatest talents, from Ike and Tina Turner to Joe Cocker; George Harrison to Stephen Still, but emerged as a powerhouse performer in her own right. “A tour de force from start to finish,” in the 1973 words of Rolling Stone. Mick Jagger wrote “Brown Sugar” for her. David Bowie immortalised her in”Lady Grinning Soul.” She’s smart, sexy and a hard worker to boot, and she’s our vintage muse du jour…

Никто не мог так зажигательно танцевать, как Клаудия Леннеар. Или петь, если уж на то пошло. Вокалистка 1960-70-х годов поддерживала вокалом заднего плана величайших талантов музыкальной индустрии, от Айка и Тины Тернер до Джо Кокера, от Джорджа Харрисона до Стивена Стилла, но при этом стала самостоятельной исполнительницей. По словам журнала Rolling Stone в 1973 году, “это был тур де форс от начала и до конца”. Мик Джаггер написал для нее песню “Brown Sugar”. Дэвид Боуи увековечил ее в песне “Lady Grinning Soul”. Она умна, сексуальна и трудолюбива, и она – наша винтажная муза дня…

Claudia Lennear

Lennear grew up in Providence, Rhode Island, taking notes on Little Richard and Gladys Knight. She took piano classes, but thanks her mother for teaching her to harmonise with the soundtrack of South Pacific (1958). In Lennear’s final year of High School, the family moved to Pomona California. Initially heartbroken to leave to her friends on the East Coast, Leannear later realised the move was a blessing in disguise: she was inching her way closer to Los Angeles music scene. She enrolled in university, and started performing around town in an R&B Doo Wop band, The Superbs:

Леннеар выросла в Провиденсе, штат Род-Айленд, записывая песни Литтл Ричарда и Глэдис Найт. Она брала уроки игры на фортепиано, но благодарна своей матери за то, что та научила ее гармонировать под фонограмму фильма “Юг Тихого океана” (1958). В последний год обучения Леннеар в средней школе семья переехала в Помону, штат Калифорния. Поначалу Леннеар с болью в сердце расставалась со своими друзьями на Восточном побережье, но позже поняла, что этот переезд был замаскированным благословением: она все ближе подходила к музыкальной сцене Лос-Анджелеса. Она поступила в университет и начала выступать по городу в R&B Doo Wop группе The Superbs:

Claudia Lennear singing with the The Superbs at the De La Sol club in Los Angeles. / Клаудия Леннеар поет с группой The Superbs в клубе De La Sol в Лос-Анджелесе.

“We worked together for a year or so promoting ‘One Bad Habit’ a song which had become a local hit. Then, I auditioned for Ike Turner and he hired me for my singing and Tina approved my dancing.”

“Мы работали вместе около года, продвигая песню “One Bad Habit”, которая стала местным хитом. Затем я прошла прослушивание у Айка Тернера, и он нанял меня за мое пение, а Тина одобрила мои танцы”.

That’s the thing about showbiz: in addition to luck, timing, and talent, you usually have to have to be a triple threat. Lennear was a looker, an excellent singer, and a dancer who could hold her own with Tina. She spent the next three years performing with Ike and Tina as an “Ikette,” learning to hone her own skills as a singer-songwriter.

Такова уж особенность шоу-бизнеса: помимо удачи, выбора времени и таланта, обычно приходится быть тройной угрозой. Леннеар была красавицей, отличной певицей и танцовщицей, которая могла держаться наравне с Тиной. Следующие три года она выступала с Айком и Тиной в качестве “Икетт”, оттачивая свое мастерство как автор-исполнитель.

Ike and Tina with Ikettes Edna “LeJeune” Richardson and Claudia Lennear (front right) at Los Angeles Union Station in 1969. / Айк и Тина с Икеттами Эдной “ЛеЖен” Ричардсон и Клаудией Леннеар (справа на первом плане) на станции “Юнион Стейшн” в Лос-Анджелесе в 1969 году.

Ike’s vision, she’d later say, was to make the Ikettes into the ultimate eye candy. The styles were hip, but the moves were hipper; the group travelled across the country performing at the duo’s peak. When they opened for the Rolling Stones, Lennear struck up a relationship with Mick Jagger that would forever leave its mark on rock ‘n roll history. “She was like, the really hot one of the Ikettes,” Jagger said in the Oscar-winning documentary, 20 Feet to Stardom (2014), which traces the stories of influential background singers, “a beautiful girl.” They dated for a while, with Jagger writing 1971’s “Brown Sugar” for her:

Позднее Айк говорила, что ее видение заключалось в том, чтобы сделать из Ikettes настоящую конфетку для глаз. Стиль был модным, а движения – еще более модными; группа объехала всю страну, выступая на пике популярности дуэта. Когда они выступали перед группой Rolling Stones, Леннеар завязала отношения с Миком Джаггером, которые навсегда оставили свой след в истории рок-н-ролла. Она была очень сексуальной из “Икетт”, – сказал Джаггер в документальном фильме “20 футов до звезды” (2014), получившем премию “Оскар” и рассказывающем об историях влиятельных фоновых вокалистов, – “красивая девушка”. Они встречались некоторое время, и Джаггер написал для нее песню 1971 года “Brown Sugar”:

“It was an on-off thing because of our different schedules,” Lennear later said, “but we would talk all the time on the phone. He was a lot of fun to be with, although his public persona is quite different to the way he is in private. I found him a quiet guy who was very British, with good manners, so I was always smitten by his behaviour.” Though they eventually parted ways, Jagger had helped introduce her to Gram Parsons (The Byrds, The Flying Burrito Brothers), who in turn moved in the same circles as Joe Cocker and Leon Russell – and so on, and so on. The music scene was like one big game of telephone, and if you were sharp, you get what you wanted out of the receiver.

“Это было время от времени, потому что у нас были разные графики, – рассказывал позже Леннеар, – но мы постоянно разговаривали по телефону. С ним было очень весело, хотя его публичная личность совсем не похожа на то, каким он является в частной жизни. Мне он казался тихим парнем, очень британским, с хорошими манерами, поэтому я всегда была сражена его поведением”. Хотя в конце концов они расстались, Джаггер помог ей познакомиться с Грэмом Парсонсом (The Byrds, The Flying Burrito Brothers), который, в свою очередь, вращался в тех же кругах, что и Джо Кокер и Леон Рассел – и так далее, и так далее. Музыкальная сцена была похожа на одну большую игру в телефон, и если вы были остры, то получали из трубки то, что хотели.

Ike and Tina Turner (left); Mick Jagger laughing with Claudia Lennear (right). / Айк и Тина Тернер (слева); Мик Джаггер смеется с Клаудией Леннеар (справа).

Lennear toured with Joe Cocker, and sang on his 1970 album, “Mad Dogs and Englishmen”; she toured with Leon Russell, performed at George Harrison’s groundbreaking “Concert for Bangladesh” alongside Bob Dylan and Eric Clapton. She posed for Playboy. She was tearing up the music and social scene. I mean, who else have you ever seen turn Andy Warhol – King of Cool – into a giggling dork?

Леннеар гастролировала с Джо Кокером и пела на его альбоме 1970 года “Mad Dogs and Englishmen”; она гастролировала с Леоном Расселом, выступала на новаторском “Концерте для Бангладеш” Джорджа Харрисона вместе с Бобом Диланом и Эриком Клэптоном. Она позировала для Playboy. Она рвалась на музыкальную и светскую сцену. Я имею в виду, кого еще вы когда-либо видели превращающим Энди Уорхола – короля крутизны – в хихикающего болвана?

Claudia Lennear and Andy Warhol at Studio 54 / Клаудия Леннеар и Энди Уорхол в студии 54

Speaking of which, all this talk of her style calls for a brief interlude of her fashion swag: / Кстати говоря, все эти разговоры о ее стиле требуют краткой интермедии о ее модных достижениях:

Rita Coolidge and former Ikette Claudia Lennear photographed by Linda Wolf. / Рита Кулидж и бывшая Икетт Клаудия Леннеар сфотографированы Линдой Вульф.

Of all the sparkly, talented people she collaborated with, perhaps the most moving tribute paid to Lennear was from David Bowie. The two first met at a dinner party – and while it’s safe to say Bowie was smitten, Lennear wasn’t that swept off her feet. Who was this quiet, gangly guy wearing sunglasses at the dinner table?

Из всех блестящих, талантливых людей, с которыми она сотрудничала, возможно, самая трогательная дань уважения Леннеар была отдана Дэвидом Боуи. Они впервые встретились на званом ужине – и хотя можно с уверенностью сказать, что Боуи был сражен наповал, Леннеар не была так уж потрясена. Кто был этот тихий, бандитский парень в солнцезащитных очках за обеденным столом?

David Bowie in the 1970s / Дэвид Боуи в 1970-е годы

Then, they started talking blues. Lennear was impressed, and a friendship blossomed. Days out in New York city turned into nights on the town. A romance ensued. “Nobody else said ‘Cloodia,’” she later said, “I never liked my name. When he said it, I liked it.” It was in Bowie’s 1973’s album, Aladdin Sane, that he penned one of his most powerful ballads for Lennear: “Lady Grinning Soul.”

Затем они начали говорить о блюзе. Леннеар была впечатлена, и между ними завязалась дружба. Дни, проведенные в Нью-Йорке, превратились в ночи в городе. Завязался роман. “Никто больше не говорил “Клудия”, – рассказывала она позже, – мне никогда не нравилось мое имя. Когда он произнес его, оно мне понравилось”. Именно в альбоме Боуи 1973 года “Aladdin Sane” он написал для Леннеар одну из своих самых сильных баллад: “Lady Grinning Soul”.

Lady Grinning Soul was like the best James Bond track that never was. It was sensual, but ethereal; “She’ll come, she’ll go / She’ll lay belief on you / Skin sweet with musky odor /The lady from another grinning so…” The two remained close friends throughout the years, and were even working on a project together around the time of his 2016 death.

Lady Grinning Soul была похожа на лучший трек Джеймса Бонда, которого никогда не было. Она была чувственной, но неземной: “Она придет, она уйдет / Она наложит на тебя вериги / Кожа сладкая с мускусным запахом / Леди из другого ухмыляется так…”. Эти двое оставались близкими друзьями на протяжении многих лет и даже работали над совместным проектом во время его смерти в 2016 году.

Claudia Lennear takes a look at David Bowie’s “Aladdin Sane” CD, which contains a song about her. (Photo by David Allen) / Daily Bulletin / Клаудия Леннеар рассматривает диск Дэвида Боуи “Aladdin Sane”, на котором есть песня о ней. (Фото Дэвида Аллена) / Daily Bulletin

In the 1970s, Lennear left the “background” behind: she signed a contract with Warner Bros., and released an album, Phew!, to great critical acclaim; the powerhouse vocals were there, as was the attitude. The album included “Not At All,” a playful track that speaks to Lennear’s thanks-but-no-thanks response to Jagger when he invited her to join him on his travels, and a moving song called “Sister Angela,” dedicated to activist Angela Davis, who was in prison at the time.

В 1970-х годах Леннеар оставила “фон” позади: она подписала контракт с Warner Bros. и выпустила альбом “Phew!”, получивший большое признание критиков; мощный вокал был на месте, как и отношение к делу. В альбом вошли “Not At All”, игривый трек, в котором говорится о том, что Леннеар ответила Джаггеру “спасибо-но-не спасибо”, когда он пригласил ее присоединиться к его путешествиям, и трогательная песня “Sister Angela”, посвященная активистке Анджеле Дэвис, которая в то время находилась в тюрьме.

1971

Unfortunately, in spite of its clear success, the album’s promotion didn’t really find its footing – and by the 1980s, Lennear left the music business behind to fulfil another dream: teaching. You see, the trilingual Lennear (English, Spanish and French) had also entertained the idea of working for the UN when she was younger. Music obviously won, but she found that teaching Spanish at French at the High school level helped fulfil that second dream of working towards a stronger, progressive future. She says it usually takes a few weeks for students to realise she “has a checkered past,” but hopes they still see her more as a teacher than anything. Still, pretty damn cool to say you’re conjugating verbs with Bowie’s paramour.

К сожалению, несмотря на явный успех альбома, его продвижение не нашло должного отклика, и к 1980-м годам Леннеар оставила музыкальный бизнес ради осуществления другой мечты – преподавания. Ленеар, говорящая на трех языках (английском, испанском и французском), в молодости также рассматривала идею работы в ООН. Музыка, конечно, победила, но она обнаружила, что преподавание испанского и французского языков в средней школе помогает осуществить вторую мечту – работать на благо более сильного, прогрессивного будущего. Она говорит, что обычно проходит несколько недель, прежде чем ученики понимают, что у нее “прошлое с пятнами”, но надеется, что они по-прежнему видят в ней больше учителя, чем кого-либо другого. Тем не менее, чертовски круто сказать, что ты спрягаешь глаголы с фавориткой Боуи.

By montrealexblog

Baratineur est une trouvaille pour un espion

Leave a Reply