«ДАЖЕ ОКОННЫЕ СТЕКЛА ТРЕЩАЛИ»

22 ОКТЯБРЯ 2014, Петрозаводск говорит.

«ДАЖЕ ОКОННЫЕ СТЕКЛА ТРЕЩАЛИ»

<p>Выпускники иняза вспоминают, как 40 лет назад в актовом зале пединститута для них пел кумир советской молодежи американский певец Дин Рид</p>

Весть о намечающемся в марте 1974 года приезде в Петрозаводск американского киноактера, певца и борца за мир Дина Рида по своей значимости была недалека от полета первого в мире космонавта в космос.


В 60—70-е в нашей стране имя Рида не знали только груднички. Портреты улыбчивого, обаятельного  голубоглазого ковбоя в СССР украшали стены студенческих общежитий и хранились в семейных альбомах. Ролики с песнями одного из идолов советской молодежи крутили по телевизору, а его слава как певца превзошла славу самого Элвиса Пресли.

Дин Рид был известен как активный борец за мир. Это он, наивно веря в демократию, публично выстирал флаг своей страны перед консульством США в Сантьяго в знак протеста против войны во Вьетнаме.



После этого для властей в родной стране Дин Рид навсегда стал «красным» врагом и в 1973 году был вынужден принять подданство ГДР.

Спустя год Дин приехал в Петрозаводск на съемки фильма немецкой киностудии «ДЕФА» «Кит и компания» по северным рассказам Джека Лондона.

«Эх вы, про какую-то шапку!..»

Вот как вспоминает в своей книге «Бумеранг» встречу с американским певцом известный карельский фотокорреспондент Валерий Юфа (он взял интервью у артиста для молодежной программы радио «Онежская волна»):

«Мы зашли в один из автобусов, сели на заднее сиденье, и завязалась беседа… Одухотворенный успехом, разгоряченный, я вышел из автобуса, а Дин Рид остался отдохнуть до очередных съемок.

Вышел я, и тут же в автобус ворвалась толпа студентов. Через несколько минут нельзя было даже встать на подножку. А Дин все так же сидел на заднем сиденье с гитарой и пел любимые всеми песни.



И вдруг я вспомнил, что забыл в автобусе свою кроличью шапку. А морозец уже начал прихватывать за уши. Махнул бы рукой, да с шапками в то время было плохо. Попросил одну из девушек передать по цепочке, что оставил шапку. Она сердито посмотрела и отвернулась.

Тогда я обратился с той же просьбой к другой девушке. Реакция такая же. Но я не отступал. Вдруг вижу разъяренное лицо молодой меломанки и слышу:

— Эх вы! Дин Рид поет, а вы про какую-то шапку… Идите с той стороны автобуса. Вон она, в окно полетела…».

Строго по счету

В перерывах между съемками певец выступил с концертами в Петрозаводске.
— Это был 1974 год. Тогда еще и Дулут не был побратимом Петрозаводска. Приезд в наш город «живого» американца, да еще такой знаменитости, был событием из ряда вон, — вспоминает в то время преподаватель факультета иностранных языков Карельского педагогического института Антонина Федоровна Гуляева, — а уж то, что певец даст концерт студентам нашего факультета, было и вовсе сенсацией!



Концерт в актовом зале пединститута был намечен на послеобеденное время, и студенты иняза с утра сбегали с лекций, чтобы занять место.

Пединститутским студентам завидовали университетские и искали пути, как бы незаметно проникнуть в актовый зал соседнего вуза.

— Пускали строго по количеству человек в группе, «лазутчики» могли проникнуть только вместо отсутствовавших студентов, — рассказывает выпускница иняза Надежда Перепелкина. — И все равно одна треть переполненного зала оказались не «наши»!

Цветы для мамы

Дин Рид пел одну песню за другой, все больше очаровывая зал своими улыбкой и голосом. Держался он не по-звездному просто и искренне, и постоянно обращался к залу.

— К примеру, когда он пел песню про маму — легко спрыгнул со сцены и, галантно привстав на колено перед немолодой уже преподавательницей, преподнес ей цветок. Кажется, это была Мария Васильевна Куусиниеми, — вспоминает также выпускница иняза тех лет Ольга Пунка.

Больше всех студенты завидовали факультетской рок-группе «Фиеста». «Красный ковбой» спел с ребятами несколько песен, а одну особенно понравившуюся ему песню группы, вернувшись в ГДР, включил в очередной альбом.



Концерт в пединституте был не единственным. Еще два концерта Дин Рид дал в Музыкально-драматическом театре. Театр также был заполнен до отказа.

На тот момент и года не прошло после революции в Чили 11 сентября 1973 года. В поддержку чилийского народа Дин Рид исполнил гимн «Винсеремос» — зал аплодировал ему стоя.

Спасибо Мейми

А одними из первых  студентов иняза увидеть Дина Рида посчастливилось нынешнему поэту, журналисту и театральному критику Дмитрию Свинцову и его другу Лео Севандеру. Вот как описывает Дмитрий эту незабываемую и спустя 40 лет встречу:

— В середине марта 1974 года в Карелии было не то чтобы тепло, но достаточно комфортно: с утра — легкий морозец, после полудня — слегка припекало. Мейми Севандер, тогдашний декан факультета иностранных языков Карельского государственного педагогического института, в чью семью я был вхож не только как студент этого самого факультета, сказала своему сыну Лео и мне: «Едем готовить к сезону дачу, пока погода располагает».



Собственной дачи у Севандер не было, она снимала на лето комнату у друзей, но делила с ними все хлопоты по наведению на даче порядка и уюта. Находилась она в поселке Косалма, что в 30 километрах от Петрозаводска.

Приехав, Мейми поручила нам очистить от мусора двор, а сама пошла подышать воздухом на Укшезеро — одно из двух озер, посредине которых и находится Косалма.



Примерно через час до нас с Лео донеслись смех и английская речь. Через минуту калитка во двор распахнулась и сквозь нее вошла Мейми с высоким красивым мужчиной в огромной шубе. Рядом с Севандер стоял сам Дин Рид!

Не знаю, сколько препон пришлось преодолеть моему декану, чтобы наша власть разрешила Дину Риду дать концерт для студентов иняза. Конечно, без КГБ не обошлось, но не зря, видно, во время войны Мейми Оскаровна служила под началом Юрия Андропова, всесильного тогда шефа всесоюзной службы безопасности.



Конечно, актовый зал атаковали все кто мог. Даже оконные стекла трещали. Рид был обаятелен, мил и доброжелателен. Пел часа полтора. Все свои хиты: «Мария», «Хава нагила», «Белла Чао»…

Через день он пришел в гости к Севандер вместе со своей тогдашней женой Вибке Дорнбах (как говорили, родственницей Эрика Хонеккера, главы ГДР. Она держалась скромно и не без достоинства).



Встречали его сердечно. К нам с Лео добавились его сестра Стелла, мой однокурсник Михаил Резников, уже тогда проявлявший свой недюжинный композиторский талант, и несколько друзей самой Мейми Оскаровны.

Рид снова пел, говорил о своих фильмах, о политике достаточно откровенно — знал, что Севандер сама родом из Америки.

На прощанье каждому из нас Дин Рид подарил свою фотографию с автографом. На моей было еще написано «С любовью к дружеской компании». Жаль, куда-то она пропала».

Фото из архива выпускников иняза КГПИ

Leave a Reply