Джин Карпер. Пищевая аптека. Продолжение.

НАЗАД В БУДУЩЕЕ

С исторической точки зрения всё это имеет смысл. Новое научное направление просто возвращает пище ее видное место в медицине после короткого периода терапевтической монополии фармацевтических препаратов.

This image has an empty alt attribute; its file name is %D0%93%D0%B8%D0%BF%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%82-1024x726.jpgThis image has an empty alt attribute; its file name is %D0%9C%D0%B0%D0%B9%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B4-copy.jpg
Гиппократ и Маймонид

Роман медицины с едой имеет древнюю историю. В рецептах, найденных на камнях и папирусах, датируемых четырьмя тысячелетиями до н.э., перечисляются в качестве лекарств от распространенных заболеваний продукты питания. Отец современной медицины, Гиппократ, провозгласил, что еда и медицина неразделимы. Великий еврейский врач-философ Маймонид включил в свой трактат об астме, написанный в двенадцатом веке, рецепты куриного супа в качестве лечебных средств (некоторые из них научно обоснованы и сегодня). На протяжении сорока веков восточные культуры рассматривали еду и медицину как неразличимые понятия. На самом деле, нелишне вспомнить, что современная тенденция проводить четкую грань между едой и лекарствами существует сравнительно недолго.

Доктор Зимент умер 13 января 2017 года в возрасте 87 лет. 

Как отмечает Ирвин Зимент, доктор медицины, профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: “Использование пищи в качестве лекарства всегда было важным, пока в девятнадцатом веке не возникла современная индустрия лекарств”. Доктор Зимент рассматривает продукты питания как сильнодействующие медикаменты и является сторонником возвращения к концепции продуктов питания как лекарств.

Новое научное увлечение пищевой фармакологией возникает, особенно в США и других оплотах западной медицины, по крайней мере, по трем причинам: вливание научных идей из других культур, в частности, с Дальнего Востока, возрождение увлечения натуральными вещами (холистическая медицина, здоровая пища, медицина здоровья), а также ошеломляющие научные достижения в понимании влияния питания на болезни.

Западные ученые обнаруживают, что древние культуры содержат множество истин. За последние десять-пятнадцать лет наследие других стран, например Китая, привлекло внимание учёных Запада. Как следствие, возрождается уважение к традиционной медицине. Несомненно, ученые, особенно в Китае, Японии, Таиланде, Индии, даже в России и странах Средней Европы, более склонны признавать долг медицины перед травами и растительными лекарствами и ничуть не смущаются приписывать лечебные свойства продуктам питания или говорить о целебных свойствах такого продукта, как обычный чай.

ФАКТОР ЗЕЛЕНОГО ЧАЯ

Многие видные ученые считают само собой разумеющимся, что фольклор хорошо сочетается с современной наукой. Например, в 1985 году несколько выдающихся ученых из Национального института генетики Японии опубликовали работу с причудливым названием “Кейс фактора зеленого чая”. Это был восторженный отзыв о факторе, выделенном из листьев японского зеленого чая под названием “эпигалло-катехин-галлат”, который в тестах на лабораторных культурах показал, что он является антагонистом химических веществ, вызывающих рак. В статье был абзац, призывающий обратить внимание на тот факт, что “в Китае зеленый чай считается действенным лекарством уже 4000 лет”. Исследователи не стали спорить с сообщениями о том, что зеленый чай может защищать кровеносные сосуды, подавлять рак и продлевать жизнь.

Суть не в том, способствует ли чай всему вышеперечисленному, хотя и существуют убедительные доказательства его терапевтической силы, а в том, что крупные ученые больше не отказываются от мысли, что он может этому способствовать.

Большая часть нового научного интереса к пищевой аптеке перекликается с древним и современным фольклором.

СЕКСУАЛЬНАЯ ПОДПИСЬ УСТРИЦЫ

Иногда древняя мудрость, рассмотренная с точки зрения современных научных знаний, может завести в тупик. Существует очень старая концепция, называемая “Доктрина подписей”. По словам историка медицины Бенджамина Ли Гордона, обладателя степени доктора медицины и автора книги «Медицина на протяжении всей античности» 1949 года издания, “эта доктрина была, вероятно, самой ранней терапевтической системой в истории медицины”. Переводы медицинских текстов седьмого века до нашей эры показывают, что жрецы-врачи полагались на нее при выборе лекарств в древней Ассиро-Вавилонии.

Простота этой мудрости весьма привлекательна. Идея заключается в том, что для каждой части человеческого тела существует соответствующая часть в мире природы. Эта концепция вытекает из древней веры в то, что “маленький мир” человека, или микрокосм, является прямым отражением “большого мира”, или макрокосма. Таким образом, в природе можно найти аналог каждой части анатомии человека.

Задача человека в борьбе с болезнью – быть достаточно умным, чтобы найти аналог, с помощью которого можно исцелиться. “Чтобы облегчить поиск, – пишет доктор Гордон, – Создатель придал всем предметам, полезным для человечества с медицинской точки зрения, сходство с больной частью по форме, цвету, структуре или каким-то другим символическим образом. Это означает, что если у вас желтуха, то вас могут лечить смесью на основе выпотрошенной желтой лягушки. При красных пятнах на коже может понадобиться кровь животного или сок красных фруктов. Растение печеночница, листья которого по форме напоминают печень, будет правильным средством для лечения заболеваний печени.

Корень женшеня, напоминающий человеческое тело

В традиционной восточной медицине корень женьшеня стал известен как “тоник всего тела”, источник жизненной силы и долгой жизни, потому что, как говорят, он часто напоминает цельную человеческую фигуру с головой, туловищем, руками и ногами. Из всех китайских трав корень женьшеня с древности наиболее высоко ценился как “эликсир жизни”.

Давайте приглядимся к устрицам. На самом деле, эту идею подал доктор Гарольд Сэндстед из Техасского университета. Устрицы на протяжении веков прославлялись как афродизиак – ключ к потенции и плодородию. Почему? С какой стати устрицы могут быть сексуальной пищей? Доктор Сэндстед, ведущий эксперт по цинку, сказал, что никогда не задумывался об этом, но самая логичная причина пришла ему в голову: “Наверное, потому что они похожи на тестикулы”.

This image has an empty alt attribute; its file name is oyster-aphrod.jpegThis image has an empty alt attribute; its file name is oyster-aphrod01.jpeg
Устрицы напоминают не только тестикулы

На этом можно было бы поставить точку, если бы не тот факт, что устрицы являются самым концентрированным в природе набором цинка. Они богаче цинком, чем любая другая пища. В трех унциях (120 граммов) сырых устриц содержится шестьдесят три миллиграмма цинка по сравнению с тремя миллиграммами в таком же количестве говяжьей печени, другого концентрированного источника. Эксперты говорят, что трудно получить достаточное количество цинка, если не есть устриц.

А что происходит с самцами, которые не получают достаточно цинка? Они не достигают половой зрелости: их первичные половые признаки уменьшаются. Кроме того, у нормальных мужчин с недостатком цинка не вырабатывается достаточное количество мужского гормона тестостерона и спермы, и они могут стать бесплодными или импотентами. Доктор Ананда А. Прасад, исследователь из Государственного университета Уэйна в Детройте и один из ведущих специалистов по цинку, считает, что даже слабый дефицит цинка может вызвать резкое снижение уровня тестостерона и количества сперматозоидов, что приводит к бесплодию. В других исследованиях группа мужчин-импотентов, которым давали больше цинка, почти сразу же становилась сексуально активной. Афродизиак? Доктрина подписей? Совпадение?

Хотя эта концепция может показаться современным западным людям до смешного примитивной, неоспоримо, что мужчины, следовавшие доктрине подписей на протяжении тысячелетий и поглощавшие цинк, повышали свои шансы на сексуальный и репродуктивный успех.

Однако фольклор остается лишь суеверием, глупостью, никчемностью в глазах современников, пока кто-нибудь не найдет правдоподобное объяснение тому, почему его изложения могут работать. Доктору Гарагузи недостаточно просто догадываться или даже соглашаться с некоторыми величайшими врачами истории по поводу того факта, что чеснок борется с инфекциями. Без понимания того, как пища действует на организм на самом базовом клеточном уровне, эффект будет вечно казаться туманным и напоминающим магию. Именно формулирование теорий и сбор подтверждающих фактов выводит рассуждения из области народной медицины и шарлатанства.

Что отличает современные знания о пище от фольклора, так это понимание механизма, с помощью которого продукты питания управляют физиологией человека.

НЕИСЧЕРПАЕМЫЙ РАСТИТЕЛЬНЫЙ ИСТОЧНИК

Одна отрасль, приносящая восемь миллионов долларов в год, установила практическую связь между фольклором и биологической наукой. Она зовётся фармацевтической промышленностью. Открытие и синтез новых выгодных лекарств на основе растений подтверждают, что народная медицина — это не шутка.

Многие из широко используемых нами лекарств происходят из растений. Исследованию натуральных продуктов посвящена специальность фармакогнозии в фармацевтических школах. Ученые исследуют текущее и историческое народное применение растений, обычно в таких местах, как Китай, Африка и Южная Америка. Если они отслеживают какую-либо связь, то пытаются идентифицировать и выделить активные химические вещества, дающие тот или иной эффект. Иногда они копируют молекулярную структуру и получают искусственную версию чистого соединения. Она продается в концентрированных дозах как фармацевтический препарат.

Доктор Норман Фарнсворт может рассказать вам все, что вы хотите знать об этой теме. Это работа всей его жизни. Он является директором программы совместных исследований в области фармацевтических наук университета штата Иллинойс в Чикаго. Он создал компьютерную базу данных под названием Napralert, содержащую около 50 000 научных ссылок на продукты питания и их активные химические вещества.

Norman R. Farnsworth: Renowned Medicinal Plant Researcher Dies at 81 -  American Botanical Council
Норман Роберт Фарнсворт (1930 – 2011) 

«Конечно, народная медицина во многих случаях права, – говорит он. – Это доказывает тот факт, что около двадцати пяти процентов всех рецептурных лекарств, используемых в мире, получены из натуральных растительных веществ.» Он провел исследование этих 140 чистых лекарств, полученных из девяноста видов растений, и обнаружил отличную корреляцию с народными средствами. В семидесяти четырех процентах случаев очищенное активное химическое вещество используется для лечения той же болезни, от которой, как считается, растение лечило в народной медицине.

Мы в огромном долгу перед растениями. Впервые наука заставила растение дать нам химическое вещество, а именно бензойную кислоту, в XVI веке. В 1804 году опийный мак дал нам морфий. После этого фармакология растений пошла в гору. Сегодня западная медицина на основе взятых у растений молекулярных схем производит такие распространенные лекарства, как ацетилдигоксин, аллантоин, бромелайн, кодеин, дигитоксин, леводопа, лейрокристин, папаин, физостигмин, псевдоэфедрин, хинин, резерпин, скополамин, стрихнин, теофиллин и ксантотоксин. И это, не считая менее распространенных растительных лекарств, таких как камфора, ментол и капсаицин, а также безрецептурных препаратов на основе пищевых экстрактов, например, чернослива, продаваемого как слабительное.

По словам доктора Фарнсворта, из 250 000 видов растений, произрастающих на Земле, исследовано лишь незначительное количество (от пяти до десяти процентов). И здравый смысл подсказывает, что если мы получили столько хороших лекарств только из девяноста видов, то существует богатейший доселе не исследованный пласт фармацевтических средств.

Нет никаких сомнений в том, что растения, включая те, которые входят в рацион питания, фармакологически активны, что подтверждается тем фактом, что мы делаем из их эссенции лекарства.

НЕПРОСТОЙ ГОРОШЕК

Часто, когда извлекают чистый химикат из природной аптеки, случается забавная вещь. Эти выжимки не обладают той же фармакологической силой, что и оригинальный растительный экстракт, то есть измельченная часть конкретного растения со всем его химическим комплексом. Допустим, вы подозреваете, что горох является мужским контрацептивом. (Этому есть доказательства.) Вы выделяете из гороха предполагаемое химическое вещество, подавляющее активность сперматозоидов. Но в ходе тестов это соединение стерилизует подопытных животных не так хорошо, как их кормление цельным горохом. Или, говорит доктор Фарнсворт: “Предположим, вы делаете экстракт из растения, которое люди используют для лечения бессонницы. Неочищенный экстракт усыпляет подопытных животных. Вы выделяете десять соединений; пять из них могут усыпить животное или человека; пять могут не дать им уснуть. Все зависит от того, сколько каждого из этих соединений было в растении, дают ли они, работая вместе, прямой или обратный эффект”.

Доктор Вальтер Мерц говорит то же самое о витаминах и минералах. Вы можете смешать партию питательных веществ, чтобы имитировать пищу, но это просто не сработает. “Мы знаем, сколько цинка содержится в материнском молоке, на котором ребенок прекрасно растет. Теперь мы добавляем то же количество цинка в производимую детскую смесь и обнаруживаем, что ребенок не растет. Смесь практически идентична молоку, ведь главный критерий детского питания – сделать его как можно ближе к первичному продукту. И по составу они очень близки, но в одном из них цинк не работает. В человеческом молоке есть что-то такое, что делает этот цинк эффективным, но мы не знаем, что именно”.

Цитрусовые фрукты тоже ценятся не одним лишь содержанием витаминов. В 1985 году канадские ученые сообщили о тщательном исследовании пациентов с раком желудка. Они обнаружили, что дозы витамина С (1000 миллиграммов в день) действительно помогают предотвратить рак желудка, но всего лишь сто граммов апельсинового сока в день (содержащих тридцать семь миллиграммов витамина С) в два раза снижали вероятность развития рака желудка!

Или возьмём клетчатку. Вы можете извлечь пектин из яблок и скармливать его животным, чтобы снизить уровень холестерина в крови. Но он работает не так хорошо, как сама мякоть фрукта. Рассмотрим, к примеру, бобы. Вы можете их съесть или употребить в пищу резиноподобный экстракт клетчатки, полученный из бобов, и вы получите две разные метаболические реакции в кишечном тракте. Даже форма пищи имеет значение. Крупные отруби влияют на организм иначе, чем мелкие. А почти одинаковые питательные вещества, содержащиеся в макаронах и хлебе, оказывают совершенно разное влияние на уровень сахара и инсулина в крови. Исследователи находят это удивительным и необъяснимым.

Химическая смесь, которой питается человек, представляет из себя нечто более сложное и непостижимое, чем набор известных питательных веществ или соединений. Большая часть повседневных забот доктора Мерца состоит из продвижения исследований отдельных веществ в лабораториях Министерства сельского хозяйства США. Однако, по его мнению, очень поверхностно и опасно проявлять излишнее внимание к отдельным питательным веществам в ущерб цельным продуктам.

Люди, которые думают, что могут поправить свой рацион, принимая витамины и минералы, не отдают себе отчёта в том, что такой подход является непониманием всей сложности Вселенной. Каждый продукт питания подобен огромной химической фабрике и состоит, возможно, из 10 000 или более элементов.

Примерно в течение первой половины века ученые избегали изучать отдельные питательные вещества в цельных продуктах. Сейчас эта тенденция меняется на противоположную: главной темой изучения становится сама пища, а не питательные вещества.

“Исключительное внимание к отдельным питательным веществам не только ненаучно, но и потенциально опасно, – говорит доктор Мерц. – Продукты питания — это нечто большее, чем источники известных на сегодняшний день питательных веществ. Мы начинаем понимать, что продукты, которые могут быть почти идентичны по своему питательному составу, могут оказывать на здоровье человека разное влияние”. Он также ценит пока ещё находящуюся в зародыше научную мудрость, скрывающуюся за некоторыми древними преданиями.

Доктор Вальтер Мерц 1923-2002

В июльском номере “Журнала Американской диетической ассоциации” за 1984 год он отмечает: “Вековая вера в то, что чеснок и лук полезны для кровеносной системы, подтверждается современными экспериментами, показывающими гипохолестеринемическое (снижающее уровень холестерина) и антикоагулирующее (предотвращающее образование тромбов) действие экстрактов из этих продуктов. Недоказанная связь между потреблением йогурта и долголетием начинает казаться правдоподобной на основании недавних экспериментов на животных, демонстрирующих повышенную устойчивость к инфекциям у подопытных, питавшихся йогуртом”.

Значит, мы определенно должны обращать внимание на пищевой фольклор?

“Да. Я думаю, что мы научились распознавать хорошие и плохие для здоровья аспекты продуктов питания благодаря очень древнему опыту, передаваемому по традиции. Эти знания очень ценны и серьезны. То, что рассказывала нам бабушка на самом деле гораздо больше, чем просто сказка, поведанная старушкой. Это дистилляция многовековой мудрости, передаваемой из поколения в поколение. Мы только сейчас начинаем понимать ее с научной точки зрения”.

Доктор Мерц согласен с необходимостью разделения продуктов питания на отдельные питательные вещества для изучения их метаболизма, воздействия на здоровье и потребностей и в целях научного поиска. Но он предупреждает: “Такой подход представляет собой риск подмены неполных научных знаний об отдельных питательных веществах уроками, извлеченными из нашего исторического опыта работы с продуктами питания”. “Он отдает предпочтение последним.

Ученые, которые раньше рассматривали продукты питания как просто наборы отдельных питательных веществ, теперь энергично начинают изучать их более широкие фармакологические свойства.

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ВИТАМИНОВ И МИНЕРАЛОВ

Теперь недостаточно знать, сколько белков, жиров, углеводов, витаминов и минералов содержится в продуктах. Есть “пищевые факторы, Х-факторы, пищевые соединения, сопутствующие вещества, десмутагены, антимутагены, антиканцерогены и незначительные диетические компоненты”. В руках химика сложности жизни растений и животных раскрываются так же уверенно, как секреты жизни раскрывались в лабораториях Уотсона и Крика[1]. Поиск состава пищи открывает новые секреты жизни и здоровья. Возможно, это не так романтично, как разгадка ДНК, но это может быть не менее важно для укрепления здоровья и долголетия.

Эти недавно открытые пищевые соединения отличаются от питательных веществ; большинство из них вообще не имеют питательной ценности. В редких случаях, как в примере с бета-каротином, они обладают отдельным питательным и лекарственным действием. Обычно они присутствуют в бесконечно малых количествах. Несмотря на способность оказывать воздействие на организм, эти мельчайшие компоненты пищи скорее всего не являются жизненно важными; без них вы не погибнете. Никто никогда не умирал от недостатка аллицина из-за того, что не ел чеснок. Но эти загадочные пищевые соединения могут незаметно и радикально влиять на физиологические механизмы, являющиеся ключом к продлению жизни и оптимальному здоровью. Некоторые из них могут действительно лечить болезни, но в основном они предотвращают длительное и упорное разрушение тканей организма, которое в конечном итоге выливается в хронические заболевания, такие как рак, болезни сердца, артрит, диабет, кишечные и неврологические расстройства – самые большие и наименее поддающиеся лечению угрозы нашему здоровью. В отличие от одноцелевых современных лекарств, лекарства, содержащиеся в продуктах питания, скорее всего, будут действовать как пожизненное противоядие против накопленного клеточного повреждения, известного как болезнь.

В любой момент времени в клетках вашего организма бушует монументальная химико-биологическая война. Ведь болезнь, по сути, представляет из себя совокупность клеточных нарушений, конгломерат мероприятий, которые складываются там с целью создания события для всего организма. До появления симптомов болезнь не ощущается, а симптомы появляются только потому, что достаточное количество клеток проиграло битву злым силам. Укрепление, поддержание или ухудшение вашего здоровья зависит от вечной борьбы за обладание отдельными клетками.

Фармакологически активные пищевые химикаты могут защищать отдельные клетки, отсекая врага на любом отрезке его биологического похода. Боретесь ли вы с инфекциями, артритом, раком, сердечными заболеваниями, диабетом, язвами или даже депрессией или усталостью, вы ведете эту борьбу на неведомых дорожках, отбивая крошечные атаки на отдельные клетки. Насколько хорошо вы это делаете, зависит от непостижимой биологической активности.

Ученые начинают понимать, как пища и пищевые химикаты могут влиять на болезнь на клеточном уровне.


[1] Нобелевские лауреаты, открывшие структуру ДНК (прим. перев.)

Leave a Reply