Капиталистический манифест: Как миллионы людей избежали нищеты, стали жить дольше и получили ТВ.

Капитализм ругают в СМИ, но он изменил мир к лучшему больше, чем все войны, революции и восстания в истории Автор статьи: Майкл Хиггинс Dec 13, 2021 

Dickens character Scrooge, the spinning jenny, the steam engine, Karl Marx, Mao, Bethlehem Steel, a recreation of the first steam train and Aleksandr Solzhenitsyn, writer of The Gulag Archipelago. Photo illustration by Gigi Suhanic/Postmedia

Капитализм создал больше процветания и прогресса для большего числа людей, чем любая другая система в истории человечества. В 30-ю годовщину официального окончания существования Советского Союза присоединяйтесь к National Post и Financial Post в серии публикаций, посвященных рассказу о немодной, но потрясающей силе системы свободного рынка. В первой статье Майкл Хиггинс прослеживает длинный и извилистый путь капитализма.

Жизнь стала лучше после капитализма

По словам современного историка Жана Фруассара, когда в середине XIV века эпидемия чумы, прозванной чёрной смертью на треть скосила население земного шара, она положила начало новой эре. В Европе до эпидемии существовал феодализм, когда крепостные были привязаны к земле и подчинялись сеньору, обладавшему политической, экономической и военной властью. Крестьяне были рабами во всех отношениях, за исключением названия. После этого, когда рабочая сила стала дефицитом, а экономика отчаянно нуждалась в оживлении, рабочие оказались очень востребованы. Некоторые стали сами выбирать себе хозяев и требовать зарплату, в три раза превышающую дочумные расценки. Оковы феодализма были разорваны. “В эпоху, когда социальные условия считались неизменными, такие действия были революционными”, – пишет Барбара Такман в книге “Далекое зеркало”, посвященной истории XIV века. Это было началом конца феодализма, а капитализм после темных веков тускло мерцал новым светом. Капитализм получает плохую прессу, будь то Карл Маркс в 19 веке – он приведет к “страданиям, угнетению, рабству, деградации (и) эксплуатации”, писал Маркс – или неомарксист Наоми Кляйн в книге “Доктрина шока: Восход капитализма катастрофы” два столетия спустя. Для многих людей капитализм – это карикатура с выставлением напоказ роскоши, баронами-разбойниками-с-большой дороги и картинами 10-летних детей, спускающихся в угольную шахту.

Portrait of Karl Marx. Source: The International Institute of Social History
Карл Маркс

Но отбросьте слово “капитализм” и назовите его как-нибудь менее тенденциозно, скажем, свободное предпринимательство, или экономика свободного рынка, или экономическая свобода, и эти фразы отразят другую реальность. Экономист и историк Дейдра Макклоски называет его “инновационизмом” и приписывает ему “великое обогащение”, самое значительное за последние 200 лет. Как бы вы его ни называли, это философия, которая вытащила сотни миллионов людей из нищеты, снова и снова перестраивала мир с помощью революционных технологий и создала во всем мире средний класс, который пользовался образом жизни, не имеющим аналогов во всей истории, даже более приятным, чем образ жизни королей. Да, были и издержки. Многие итерации британской промышленной революции XIX века сопровождались “темными сатанинскими мельницами” Уильяма Блейка. Однако альтернатива свободным рынкам породила советские ГУЛАГи – 66 миллионов погибших по подсчетам Александра Солженицына, гитлеровские лагеря смерти, фашистов Муссолини, поля убийств красных кхмеров и “Великий скачок вперед” Мао – по некоторым оценкам, 80 миллионов человек, погибли в течение 4х лет, осуществляя его.

This file photo taken in 1961 and released by China’s official news agency Xinhua in September 1976 following his death shows China’s top communist leader, chairman of Communist Party (CCP) and president, Mao Zedong, smoking a cigarette as he travels in 1961 on a train to Lushan Moutain. /AFP/Getty Images
Мао в 1961 году. Фото было опубликовано официальным информационным агентством Китая “Синьхуа” в сентябре 1976 года после его смерти.

И все же капитализм постоянно находится в осаде. Каково его будущее в 21 веке? Бесспорно то, что путь капитализма длинный – очень длинный. Он насчитывает не те всего лишь 200 лет, когда большинство людей, если их спросить, скажут, что капитализм появился на сцене во время промышленной революции в Великобритании. Его корни уходят в базары, площади и пьяццы древнего мира. Эта концепция сопровождала торговцев, путешествовавших по Шелковому пути. Она вдохновляла предпринимателей, которые принесли нам кондиционеры и кукурузные хлопья. А за последние несколько десятилетий она произвела революцию в жизни сотен миллионов людей в таких некогда нищих странах, как Китай и Индия. Капитализм изменил мир больше, чем все войны, революции и восстания в истории. И краткая история этой длинной дуги может выглядеть примерно так:

Первые годы

Капитализм, по крайней мере, его дух, так же стар, как и рынок. Он живет в купцах и торговцах, которые рисковали, ставили на карту получение прибыли и находили новые пути для этого. Греческий историк Геродот в V веке до нашей эры писал о караванном пути верблюдов в северной Африке. Когда 4 000 лет назад персидский царь Дарий построил дворец в Сузах, в нем находились черное дерево и серебро из Египта, кедр из Ливана, слоновая кость из Индии и золото из Бактрии, города к северу от горного хребта Гиндукуш, что свидетельствовало об уже существовавшей обширной торговле. Во II веке до н.э. династия Хань начала расширяться на запад, и появился Шелковый путь. Сыма Цянь, сын великого историка императорского двора, писал, что королевства были слабы на западе, но “умны в торговле”, согласно книге “Шелковый путь” Питера Франкопана.

Примерно в то же время Рим превратился из маленького городка в империю, продвигающуюся на восток в поисках пряностей и шелка – потребительского товара, который, по словам Франкопана, осуждал Плиний Старший, возмущенный его высокой стоимостью и тем, что он позволял женщинам “мерцать” на публике. Некоторые из глав книги Франкопана прекрасно иллюстрируют важность торговли между Востоком и Западом в истории мира: Дорога мехов, Дорога золота, Дорога серебра, Дорога пшеницы, Дорога рабов. Как отмечает Франкопан, самый отвратительный бизнес – торговля людьми – также был весьма прибыльным, хотя рабство очень сильно противоречит действительно свободному рынку труда. По оценкам, во времена расцвета Римской империи ей ежегодно требовалось от 250 000 до 400 000 новых рабов. В IX и X веках рабство было неотъемлемой частью экономики викингов.

In the 17th century, the Portuguese would open up the west coast of Africa, leading to a transatlantic slave trade that saw upward of 13 million people trafficked. For all its force for good, there are those who see capitalism as having that blood on its hands. But it also has its unlikely champions. The great and ferocious Genghis Khan, the Mongol leader who conquered most of the known world in the 13th century, was a great fan of merchants. He encouraged them to set up businesses but passed a law that they would be executed if they went bankrupt three times.

В XVII веке португальцы открыли западное побережье Африки, что привело к трансатлантической работорговле, жертвами которой стали около 13 миллионов человек. При всей своей силе, направленной на благо, есть те, кто считает, что на руках капитализма есть кровь. Но есть у него и маловероятные защитники. Великий и свирепый Чингисхан, монгольский вождь, завоевавший большую часть известного мира в 13 веке, был большим поклонником купцов. Он поощрял их к созданию предприятий, но издал закон, согласно которому они подлежали казни, если трижды разорялись.

Genghis Khan (1162-1227). Emperor of Mongol Empire. (Photo by Leemage/Corbis via Getty Images)
Чингизхан (1162-1227). Император Монгольской империи.

As the Mongol invasions stretched into the 14th century under Genghis Khan’s descendants, one of the wealthiest men who ever lived — so it is claimed by some — was opening new trading routes in Africa. The kingdom of Mali was already rich by the time Mansa Musa took over but “his work in expanding trade made Mali the wealthiest kingdom in Africa,” according to National Geographic. Trading in salt, gold and ivory made Musa so rich that, as legend has it, when he went to Mecca in 1324, he took 100 horses and camels laden with gold. He distributed gold so freely while stopping in Egypt that it led to rampant inflation that took 12 years to bring under control. Back in Europe the first cracks in feudalism appeared as workers demanded more pay, but the system, the dominant political and social structure in Europe for hundreds of years, would continue well into the 15th and 16th centuries. Medieval Europe was still a dark, ignorant and backward place. A world away, China appeared to be ascendent. The magnificent Forbidden City was completed in 1420. The Chinese had already given the world paper, printing, the compass and the wheelbarrow. But a top nomination for the biggest missed opportunity in the history of the world happened in China at the beginning of the 15th century. Admiral Zheng He commanded a fleet of 300 ocean-going ships that in six voyages between 1405 and 1424 sailed as far as the east coast of Africa trading silk for porcelain, iron cauldrons, gifts and ammunition among other items, wrote Niall Ferguson in his book Civilization.

В то время как монгольские нашествия продолжались в 14 веке под руководством потомков Чингисхана, одного из самых богатых людей, живших когда-либо – так утверждают некоторые историки, одновременно открывались новые торговые пути в Африке. Королевство Мали уже было богатым к тому времени, когда его возглавил Манса Муса, но “его работа по расширению торговли сделала Мали самым богатым королевством в Африке”, согласно National Geographic. Торговля солью, золотом и слоновой костью сделала Мусу настолько богатым, что, как гласит легенда, когда он отправился в Мекку в 1324 году, он взял с собой 100 лошадей и верблюдов, нагруженных золотом. Во время остановки в Египте он раздавал золото направо и налево, что привело к безудержной инфляции, на борьбу с которой ушло 12 лет. В Европе появились первые трещины в феодализме, когда рабочие потребовали повышения заработной платы, но эта система, доминировавшая в качестве политической и социальной структуры в течение веков, сохранится в этой части света в XV и XVI веках. Средневековая Европа все еще была темным, невежественным и отсталым местом. В другой части мира, в Китае, казалось, дела идут в гору. В 1420 году было завершено строительство великолепного Запретного города. Китайцы уже подарили миру бумагу, книгопечатание, компас и тачку. Но в начале 15-го века в Китае была совершена самая большая в истории мира ошибка. Адмирал Чжэн Хэ командовал флотом из 300 океанских кораблей, которые за шесть плаваний с 1405 по 1424 год доплыли до восточного побережья Африки, обменивая шелк на фарфор, железные котлы, подарки и боеприпасы, а также другие товары, пишет Ниалл Фергюсон в своей книге “Цивилизация”.

A statue of famed Chinese navigator Zheng He stands at the new park surrounding the Treasure Boat Factory Ruins, in Nanjing, China. (GOH CHAI HIN/AFP via Getty Images)
Статуя адмирала Чжэн Хэ в Нанкине

Но в 1424 году император Китая умер, а вместе с ним были похоронены и амбиции Китая. Экспедиции Чжэна были остановлены, океанские плавания запрещены. “С 1500 года любой житель Китая, уличенный в строительстве корабля с более чем двумя мачтами, подлежал смертной казни”, – пишет Фергюсон.

==============================

Leave a Reply