Глупый и злой французский журнал Хара-Кири. 1990 и позже

ХАРА КИРИ ЕЖЕМЕСЯЧНИК. Год 1990 и позже

Hara Kiri, проданный на аукционе, находится во власти подделок; попытки восстановить титул увидят свет в 1996 году (6 выпусков), в 1997 году (3 выпуска), затем в 2000 году Андре Беркоф сделает ещё одну попытку (4 выпуска), но все они потерпят неудачу, поскольку далеки от духа Hara Kiri; поэтому я не буду представлять эти выпуски, весьма посредственные и не представляющие интереса.

Но Шорон, после того, как выпускал почти 30 лет Hara Kiri и несмотря на банкротство, не унывает и собирается продолжать свою переполненную творчеством продукцию, из которой я представлю несколько эпизодов.

Все тексты для постов под заголовком Глупый и злой французский журнал Хара-Кири взяты здесь и переведены автором блога.

Автор текстов – Жорж Бернье (Georges BERNIER). Он родился 21 сентября 1929 года в Ланвиль-о-буа (Laneuville-aux-Bois), Аргонн (Argonne) и умер 10 января 2005 года в Париже.

Его предисловие

Я открыл для себя Hara Kiri в возрасте 22 лет, в ноябре 1975 года (меня привлекла обложка 170-го номера с Колюшем), когда я был студентом; юмор этого журнала сразу же очаровал меня, а особенно характер профессора Шорона, настолько, что с того момента я не пропускал ни одного номера или любой другой публикации, связанной с командой Hara Kiri. Будучи в душе коллекционером, я бережно хранил все эти журналы. Мое открытие компьютеров, затем сети и сайта ebay, а также частое посещение букинистических магазинов и гаражных распродаж, позволило мне с 2003 года и с большой удачей найти первые 169 выпусков, которых у меня не было, и составить потрясающую коллекцию, собравшую помимо Hara Kiri, квази-тотальность газет, книг, дисков и видео, и других гаджетов, изданных за эти 30 лет, а также последующие годы Шороном и его группой.
Поэтому я представлю обложки журнала “Хара Кири” год за годом, обзор, конечно, поверхностный, но он, возможно, вызовет у вас желание узнать немного больше об этом уникальном издании. Каждая из этих обложек – маленькое произведение искусства; я взял из прочитанного несколько историй, которые я рассказываю и которые смогут немного воссоздать жизнь главных героев этого приключения. Также будут перечислены соответствующие публикации в журналах или книгах. Вы заметите, что личность профессора Шорона занимает главное место в моих текстах; этот ключевой персонаж обзора очаровывает, а его дух предприимчивости и многогранность его творчества, сырого и спонтанного, свидетельствует для меня о гении, наследнике изобретательской техничности Жюля Верна, конструктивной продуктивности Фактора Шеваля и сюрреалистического бреда Сальвадора Дали. Он стоит гораздо больше, чем образ провокатора-алкоголика-порноскатолога, который к нему прикрепили, и его теперь уже преданные соратники обязаны ему всем.


Leave a Reply