МОЛОКО И ЯЙЦА: КУРЬЁЗНЫЙ ВЗГЛЯД НА БУДУЩЕЕ

Milk bottle, glass of milk and egg on wooden table

12.

__________________________________________________

«Это молоко гарантированно помогает бороться с простудой, диареей, гриппом, корью, ветрянкой, сальмонеллой, стафилококком, герпесом, гепатитом и другими распространенными инфекциями. Пейте молоко и одновременно получайте антивирусное, антибактериальное лекарство. Одобрено Управлением по контролю за продуктами и лекарствами как натуральное, с добавками, средство для борьбы с инфекциями”.

Неужели именно такая этикетка на продуктах питания ожидает будущее? Некоторые эксперты считают, что да. По крайней мере, такая концепция уже разрабатывается как окончательный вариант дизайнерских продуктов питания. Если принять тот факт, что некоторые продукты уже содержат борцов с инфекциями по чистой случайности, столь распространенной в пищевой фармакологии, то что мешает кому-то развить эту идею и создать суперпродукты, борющиеся с инфекциями?

Доктор Йолкен

Расспросите доктора Роберта Йолкена. Исследования, проводимые им, вознесли его до футуристических видений, которые могут превратить некоторые скромные предложения природы в суперпродукты, борющиеся с болезнями, и привести нас в новое измерение, где грань между продуктами и лекарствами исчезает. Можно было бы назвать это научной фантастикой, если бы доктор Йолкен не был таким крепышом.

Роберт Йолкен, доктор медицинских наук, является директором отделения детских инфекционных заболеваний в одном из лучших медицинских учреждений – Медицинской школе Университета Джона Хопкинса. Он увлекся неожиданным открытием антиинфекционных агентов в продуктах питания, потому что у него есть миссия: предотвратить инфекционную диарею, особенно в развивающихся странах, где она  смертоносна и повинна в 30-40% детских смертей. Даже в Соединенных Штатах инфекционная диарея, хотя и редко приводит к летальному исходу, ежегодно кладёт в больницы около 50 000 детей и отправляет в кабинеты врачей их несчётное множество. Доктор Йолкен и его коллеги ищут дешевые, безопасные средства для борьбы с особым типом вируса, называемым ротавирусом, который в основном и вызывает эту инфекцию.

Это привело его к опробованию нескольких новых идей и к неожиданному открытию среди молочных стад штата Мэриленд.

Пожалуй, только профессор держит в голове тот факт, что антитела могут попадать в организм двумя путями. Ваша иммунная система вырабатывает свои собственные. Это «активные антитела»; они навсегда запоминают чужеродного захватчика. Вакцины, которые представляют собой малые дозы антигенов, заставляют организм создавать активные антитела.

Или вы можете получить в дар антитела, созданные биологией другого живого существа. Такие «пассивные антитела» могут обеспечить преходящую защиту (они не запоминаются на всю жизнь). В девятнадцатом веке, до появления антибиотиков и вакцин, «пассивная антителотерапия» была обычным делом.

Антитело представляет собой одно из самых элегантных творений биологии и его можно сравнить с управляемой ракетой, наводящейся на конкретную цель. Если вы заразились гриппом, ваш организм разрабатывает набор антител, которые будут преследовать только этот конкретный вирус гриппа. Антитела обычно не являются убийцами микробов; они подобны разведчикам, которые собирают и обезвреживают пленных микробов, прилипая к ним, а затем дают сигнал другим войскам иммунной системы прийти и добить пленных. Как правило, на место происшествия устремляются белые клетки – «убийцы», которые обволакивают или буквально проглатывают вторгшийся микроб. Теоретически, чем больше антител стоит наготове, тем сильнее сопротивляемость организма болезням.

Но терапия антител не обязательно должна быть запланированным медицинским событием или даже, если медицинские провидцы захотят этого, случайным событием. Контроль над болезнями с помощью пассивных антител снова в моде. В природе, конечно, эти мероприятия никогда не выходили из моды. Поскольку младенцы рождаются без них, они получают огромное количество пассивных антител с первым прикладыванием к материнской груди. Именно поэтому грудное молоко считается лучшим иммунологическим стимулом для ребенка.

Тем не менее, для вас, вероятно, будет огромным сюрпризом узнать, что пассивная антителотерапия не ограничивается только младенцами – на самом деле, она широко представлена в продуктах питания. Дети и взрослые повсюду неосознанно потребляют пассивные антитела в огромных масштабах. Доктор Йолкен наткнулся на эти данные совершенно случайно.

«Для одного из экспериментов мы искали коров, у которых не было антител к ротавирусу, – вспоминает он, – но практически у всех из них они были, что указывало на то, что они когда-то были инфицированы ротавирусами. Нам пришло в голову, что если у них есть антитела в сыворотке крови, то они могут иметь антитела и в молоке».

Но это вряд ли имело практическое значение. Доктор Йолкен был уверен, что хрупкие антитела будут уничтожены пастеризацией. Тем не менее, группа исследователей из Университета Джона Хопкинса во главе с доктором Йолкеном решила провести исследование. Они собрали образцы сырого молока из более чем 200 стад молочных коров в штате Мэриленд. Они убедили фермеров продать им только что пастеризованное молоко прямо из молочных цистерн и взяли пакеты молока с полок супермаркетов и молочных магазинов в районе Балтимора. Они собирали детские молочные смеси в местных магазинах и у коммерческих поставщиков.

Затем они помещали капли разбавленного молока в пробирки с антигеном ротавируса; любые антитела, присутствующие в молоке, прикреплялись к вирусным аттрактантам, и при помощи сложного оборудования учёные смогли измерить их количество. Когда доктор Йолкен просматривал распечатки лабораторных анализов, он заметил, что в сыром молоке было много антител. В этом нет ничего удивительного. Но его поразили цифры, полученные в пастеризованных образцах. Он подумал, что это, должно быть, ошибка. Пастеризованное молоко тоже показало высокую активность антител. Семьдесят семь процентов антител избежали разрушения. Значит, в молоко, которое все пьют, попали антитела ротавируса. «Очевидно, что молекулы антител довольно выносливы и могут пережить обработку, которая делает молоко пригодным для употребления», – сообщил он: Более того, пара недель в холодильнике незначительно повлияла на антитела пастеризованного молока. Но, увы, температура обработки полностью уничтожила антитела во всех двадцати одной коммерческих детских смесях. Очень мало антител сохранилось и в стерилизованном без холодильника молоке с полок магазинов, распространенном в европейских странах.

Следующий вопрос: «Были ли антитела в пастеризованном молоке функционально активны?» Импотентное или поврежденное антитело не смогло бы заключить смертельный союз с вирусом или предупредить белые клетки-киллеры, чтобы они пришли на расправу, полностью не справившись со своими обязанностями.

Не стоит беспокоиться. В тесте, в котором смешивались человеческие клетки с человеческими ротавирусами и антителами, антитела показали отличные результаты. Вирусы, обрекая себя на вымирание, крепко цеплялись в антитела, пресекая попытки прикрепиться к клеткам и захватить их в ходе своего ритуала размножения. Все тринадцать образцов сырого молока и четырнадцать образцов пастеризованного блокировали размножение вирусов. Активность антител в молоке с полок магазинов была незначительной, а в детских смесях её не было вообще.

Далее ученые решили проверить, действительно ли обычное молоко с антителами может бороться с инфекционным гастроэнтеритом у младенцев мышей. Они кормили группу пятидневных мышат только ротавирусом, который обязательно вызывает диарею, а других мышат-младенцев – дозой ротавируса, смешанного с различными молочными смесями. У всех шестнадцати подвергавшихся воздействию только ротавируса, развилась инфекция. Ни у одной из восьми мышей, получавших смесь вируса с сырым молоком, в котором было больше всего антител, не было признаков инфекции. И только у одной из восьми, пивших пастеризованное молоко плюс ей ввели вирус, возникла ожидаемая диарея. Очевидно, что молоко с антителами успешно обеспечило высокую степень пассивного иммунитета. Незадачливые мыши, которым давали детскую смесь, лишенную антител, заболели все.

Более того, наблюдался критический ответ на дозу. Молоко с наибольшей активностью антител обеспечивало наибольшую защиту от инфекции.

Значит ли это, что, не считая младенцев, все, кто пьет обычное пастеризованное молоко, получают дополнительную дозу неожиданных «пассивных антител»? Да. Это один из бонусов природы. Коровье молоко поставляется в готовом виде с антиинфекционными агентами, вырабатываемыми биологией коровы, что избавляет нас от необходимости вырабатывать собственные. Это, вероятно, происходит с коровами по всему миру. Образцы молока из Панамы и Австрии, протестированные группой доктора Йолкена, имели такой же уровень антител к ротавирусам, как и молоко коров из Мэриленда. Коровы могут быть естественно инфицированы ротавирусом; некоторые из них были вакцинированы против него, что заставляет их вырабатывать антитела, попадающие в молоко.

Группа доктора Йолкена изучала только антитела, противостоящие ротавирусу в молоке. Однако, утверждает он, коровы передают нам в своем молоке – а также в йогурте, сыре, масле и мороженом – антитела ко всем инфекциям, которые они перенесли. Например, в 1986 году ученые из Института пищевых исследований при Университете Висконсина в Мэдисоне сообщили об обнаружении антител к токсинам синдрома токсического шока в четырнадцати различных марках пастеризованного молока, купленного в продуктовых магазинах и ресторанах в шести штатах. Антитела были настолько прочными, что некоторые из них пережили даже несколько обработок, а потом обнаруживались в сыре.

Поразительный итог: каждый раз, когда вы пьете молоко, вы получаете не только кальций, белок и все другие питательные вещества, о которых рассказывает Национальный совет молочной промышленности, но с каждым глотком поглощаете антитела, с той же гарантией, как если бы они были введены вам в руку иглой шприца или проглочены в виде таблетки. Эти дозы, пусть и небольшие, вероятно, действительно обладают физиологической активностью.

Однако в какой степени эти непреднамеренные антитела предотвращают заражение человека, неизвестно. Доктор Йолкен говорит, что очень важно выяснить, насколько высок должен быть уровень антител, чтобы предотвратить человеческие инфекции, и действительно ли антитела выживают после переваривания в достаточной степени, чтобы нейтрализовать микробы в организме человека. Такие испытания на людях находятся на начальной стадии. Однако можно с уверенностью сказать, что употребление молока с достаточным количеством готовых антител может предотвратить некоторые инфекции у человека.

Доктор Йолкен вводил молодым людям иммуноглобулин человека – белок, который переносит антитела, и от двадцати до пятидесяти процентов его выжило после прохождения через желудочно-кишечный тракт. Кроме того, ротавирусы, вызывающие диарею, размножаются в тонком кишечнике, рядом с желудком, поэтому антителам не нужно долго жить, чтобы достичь своей цели. Фактически, при желудочно-кишечных инфекциях доктор Йолкен считает, что проглоченные пассивные готовые антитела более эффективны, чем активные, созданные путем стимуляции иммунной системы; проглоченные антитела обязательно пройдут через тот участок желудочно-кишечного тракта, где размножаются вирусы.

Поскольку нет никакой гарантии, что молоко из супермаркета содержит достаточное количество фармакологически мощных антител для предотвращения инфекций, можно поискать коров с большим количеством антител, случайно вызванных прошлыми инфекциями. Но это кажется немного глупым по сравнению с грандиозным планом доктора Йолкена.

Подумайте вот о чём: большая часть нашей пищи сегодня подвергается технологическим манипуляциям для повышения питательной ценности. Сухие вещества молока, включая белок, витамины A и D и даже кальций, добавляются в молочные продукты. Хлеб не прошел бы государственные стандарты, если бы не был обогащен широким спектром витаминов и минералов. Соковые напитки обогащаются витамином С. Зерновые обогащаются клетчаткой, витаминами и минералами, причем некоторые из них природа вообще не предусмотрела. Ученые Министерства сельского хозяйства США даже создали новую «супер морковь», с более интенсивным оранжевым цветом и невиданно насыщенную каротином. Бета-каротина в ней в десять раз больше, чем в обычной моркови.

Очевидно, что мы не можем доверять капризам природы в обеспечении наших потребностей в витаминах и минералах. Тогда зачем полагаться на волю случая в отношении достаточного уровня других компонентов пищи, которые, как известно, являются биологическими барьерами на пути болезней? По мере того, как наука раскрывает секреты физиологически ценных пищевых веществ, помимо обычных витаминов и минералов, ожидать большего от пищи может стать обычным делом. Обогащение продуктов питания в будущем может означать включение фармакологических манипуляций для укрепления защитных сил человека против различных заболеваний, включая инфекции. Различие между продуктами питания и лекарствами становится все более слабым.

Один из способов – изменить биологию животного, создав в некотором смысле живую фармацевтическую базу. Доктор Йолкен предлагает вводить коровам определенные дозы ротавирусов, чтобы обеспечить производство молока с известным количеством вирусных антител, достаточным для борьбы с инфекциями.

Такое молоко, обогащенное антителами, если будет доказана его эффективность среди  молодняка можно было бы распространять в качестве комбинированного пищевого и лекарственного средства в географических зонах повышенного риска или среди уязвимых молодых людей (включая младенцев, не имеющих доступа к грудному молоку) в любом месте для предотвращения смертельной диареи. Д-ру Йолкену нравится эта идея, поскольку контроль качества очень прост; исследования показывают, что можно вызвать у коров выработку точного количества антител в их молоке путем введения определенного количества микробных антигенов. Если иммунизировать коров в соответствии со спецификациями, можно создать новое творение – молочный коктейль с антителами, содержащий точное количество и типы антител, необходимых для борьбы с многочисленными видами инфекций, к некоторым из которых коровы могут быть даже не восприимчивы естественным образом.

На самом деле, человеческое зрение и технологии настойчиво приближаются к этому новому рубежу. Немецкие, швейцарские и японские ученые уже вступили в новую эру дизайнерских продуктов для борьбы с болезнями – придавая новое значение здоровому питанию – модифицируя антитела коров и скармливая их детям в молоке. Исследователи из Института медицины, микробиологии и вирусологии Рурского университета (Федеративная Республика Германия) вакцинировали коров для целенаправленной выработки антител в молоке против бактерии, кишечной палочки, другой распространенной микрофлоры, вызывающей диарею у детей. Затем молоко, насыщенное антителами, скармливали младенцам. С грандиозным успехом. Восемьдесят четыре процента заболевших младенцев, то есть  43 из 51 пивших молоко в течение двух недель, избавились от инфекции. В контрольной группе младенцев, которых не кормили молоком, только один из девяти (одиннадцать процентов) не заразился.

Как только вы начинаете думать о молоке, антителах и возможностях использования пищи для борьбы с инфекциями, пути назад уже нет. У доктора Йолкена были и другие идеи. Как насчет яиц?

Если коровы и люди заражаются различными возбудителями, то и куры тоже, и да, они тоже вырабатывают антитела. Разве не логично будет ожидать, что антитела появятся в яйцах? У кур много ротавирусных инфекций, и антиген – вирусное вещество, которое служит образцом для антител – похож на человеческий. Доктору Йолкену показалось вероятным, что куриные яйца содержат антитела, способные бороться с ротавирусами человека. А если их недостаточно, можно даже вводить птицам человеческий антиген, чтобы заставить их нести яйца, полные антител нужного типа.

В 1920-х и 30-х годах врачи широко использовали препараты яичного желтка для лечения диареи у младенцев. Отец доктора Йолкена, педиатр, делал это. Они говорили, что это работает, но никто не знал, почему. Может быть, яйца непреднамеренно передавали защитные антитела в их кишечные тракты?

Поэтому исследователи из Университета Джонса Хопкинса купили яйца, извлекли желтки (именно там находятся антитела), и проверили их. У 96 процентов были обнаружены антитела. Уровень антител варьировался в широком диапазоне, очевидно, в зависимости от уровня инфекции у цыплят. И снова к столу позвали мышей, на этот раз, чтобы пообедать вирусами и яйцами, а не молоком. Незадача: в яйцах не было достаточно антител, и много мышей подхватили инфекцию, вызвавшую диарею.

Но доктор Йолкен и его команда не сдались, хотя и отказались от гипотезы зависимости выработки антител от случайных встреч кур с инфекциями. Они привили цыплятам низкую дозу ротавируса. Затем в течение следующих двух или трех недель они собирали яйца, снесенные курами в лаборатории Джона Хопкинса, взбивали желтки, выделяли из них иммуноглобулин и давали его вместе с вирусами мышам. В яйцах было в двадцать раз больше антител, чем предусмотрено природой. Ни одна мышь не заболела.

Доктор Йолкен рассматривает кур как виртуальную фабрику антител. Он отмечает, что одна курица может обеспечить до тридцати килограммов иммуноглобулина в год. «Яйца способны обеспечить большой и рентабельный запас антител, пригодных для потребления людьми всех возрастов» – заявляет он. Теоретически, яйца с высоким содержанием антител можно измельчать в порошок и отправлять хоть за океан и распространять его в качестве пищевой добавки. Или их можно было бы добавлять в смеси для тортов и хлеб, даже дома в Америке. А еще лучше, наверное, просто отправлять антиген в страны третьего мира, чтобы использовать его для вакцинации кур. «Антиген, необходимый для вакцинации, стоит недорого, – говорит доктор Йолкен. Единственное, что нужно, заставить тех, кто держит кур, их вакцинировать».

В будущем молоко и яйца можно будет маркировать и рекламировать как антиинфекционные. «Такое молоко содержит антитела к ротавирусу или бактерии E. coli и может помочь предотвратить некоторые кишечные инфекции, особенно среди детей». – добавляет доктор

Если бы его заставили выбирать, доктор Йолкен остановился бы на яйцах как предпочтительном средстве для распространения антител, потому что они дешевле, чаще употребляются в пищу в мире и менее склонны вызывать аллергические реакции. Многие люди в странах третьего мира не переносят молочные белки. Для получения сверхмощного антиинфекционного напитка, конечно, можно смешать молоко и яйца. «Эффект антител был бы, по крайней мере, аддитивным», – говорит доктор Йолкен.

Эта мысль может перенести нас не только в будущее, но и в прошлое, чтобы вспомнить забавное предсказание из фильма Вуди Аллена. В его футуристической комедии «Спящий» все советы по питанию, которые давались в двадцатом веке, были признаны ошибочными. Ранее вредные продукты – нездоровая пища, шоколад, жир и холестерин – теперь оказались полезными.

После того, как в этом десятилетии из продажи исчезли яйца с высоким содержанием холестерина и жирные молочные продукты, может потребоваться стойкость и чувство юмора, чтобы встретить будущее, в котором новым коктейлем для здорового питания может стать, помимо всего прочего, гоголь-моголь.

Конечно, хрустальный шар преподнесет немало сюрпризов, поскольку исследования в области пищевой фармакологии отправляют нас в неизведанные направления. Но эксперты уже предсказывают что:

  • Питание в будущем будет все больше превращаться в терапию.
  • Люди будут больше полагаться на продукты питания и меньше на лекарства для сохранения здоровья.
  • Ученые будут все чаще проверять фармакологические свойства цельных продуктов питания на людях и сравнивать их эффективность и безопасность с лекарствами.
  • Правительство начнет систематически анализировать продукты питания на содержание фармакологически активных компонентов, как это делается сейчас в отношении питательных веществ. В настоящее время ученым практически невозможно адекватно оценить фармакологический потенциал продуктов питания, поскольку они не знают, какие химические вещества в них содержатся. На первых порах имеет смысл выбрать те продукты, которые наиболее тесно связаны с более низким уровнем заболеваний среди населения – например, капусту, брокколи, шпинат и так далее – и попытаться выяснить, какие соединения их объединяют.
Доктор Томас Кенслер
Доктор Норман Фарнсворт
  • Ученые попытаются установить эффективные и безопасные дозы продуктов. Например, эксперименты показывают, что очень высокие дозы капсаицина в перце чили способствуют развитию некоторых видов рака, а низкие дозы тормозят развитие рака. Кроме того, некоторые пищевые химикаты могут действовать очень избирательно. Как отмечает доктор Томас Кенслер, какое-то соединение может блокировать рак толстой кишки, но не рак легких, вызванный курением. Более того, пищевое соединение, препятствующее развитию рака толстой кишки, может даже способствовать развитию рака в других частях тела. Важно выяснить противораковые эффекты цельных продуктов питания и в каких количествах они работают, чтобы в будущем можно было подобрать продукты, препятствующие развитию рака, для борьбы с уязвимостью к конкретным видам рака.
  • Правительство будет лучше координировать исследования в области пищевой фармакологии. Доктор Норман Фарнсворт предлагает создать национальный институт для тестирования продуктов питания и пищевых соединений. По его словам, США одна из немногих стран в мире, где его нет.
  • Все больше продуктов питания будут обогащаться и усиливаться натуральными, непитательными, борющимися с болезнями веществами, чтобы сделать их сверх полезными для здоровья.
  • Продукты питания будут все чаще рекламироваться за их особые полезные для здоровья свойства.

Последние два пункта приведут чиновников в состояние ажиотажа по поводу маркировки, рекламы и создания новых поколений продуктов, способствующих укреплению здоровья. Что ответить производителям яблок, которые хотят рассказать о холестеринопонижающих свойствах своего продукта? Производителям лука, утверждающим, что белая луковица повышает уровень хорошего холестерина ЛПВП в три раза лучше, чем новейший чудо-препарат? Ученым, которые хотят добавить в молоко натуральные противораковые химикаты из сои? Профессору, который предлагает регулировать биологию кур, чтобы производить яйца, полные антител, борющихся с инфекциями? Врачу с Западного побережья, который разводит чудо-рыбу, полную омега-3 жиров, призванных предотвратить все недуги человечества? Все это и многое другое уже здесь или скоро появится, и кому-то придется решать, каковы законные пределы утверждений о здоровье и как далеко мы должны зайти в выполнении императива Гиппократа, создав современный синтез продуктов питания и медицины.

Это может становиться лишь «чудесатее», поскольку наука все больше расширяет границы пищевой фармакологии.

Leave a Reply